geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

Уральская «Гринландия». К 140-летию Александра Грина

В жизни А.С. Грина, чей 140-летний юбилей пришелся на 11 августа (или 23, если считать по новому стилю), имеется малоизвестный, почти недоступный для изучения период – уральский. Весной 1901 года двадцатилетний Александр Гриневский, пока еще не писатель, прибывает работать и попутно искать романтики на Средний Урал, где ему с марта по май предстояло трудиться «на Пашийских приисках, на домнах, в железных рудниках села Кушва, на торфяниках, на сплаве и скидке дров и дровосеком».

Вид на домну Пашийского завода
Вид на домну Пашийского завода (Пермский край)



Время путешествия доподлинно неизвестно. Грин сообщает, что отправился на Урал 23 марта 1900 года, но это белая ложь самому себе: точной даты он не запомнил, однако, веруя в магию числа 23, слегка подправил биографию. Год также назван неверно. Установлено, что Грин отправился в путь в конце февраля – начале марта 1901 года.

Вторая загадка: неизвестно, где именно находились золотые прииски, на которых Грин качал воду из шурфов. Грин называет их Пашийскими: в даче Архангело-Пашийского завода (ныне поселок Пашия Пермского края) действительно имелись два прииска, находившихся на левом берегу в верховьях Вильвы.

Но в кругах историков и краеведов сложилась традиция считать, что речь идет о Шуваловских приисках, находившихся на речке Полуденке в даче Бисерского завода, поскольку в начале минувшего столетия именно там во владениях наследников Строгановых сосредотачивался золотой промысел. К слову, в поселке Промысла, близ которого находятся золотоносные россыпи, даже имеется «дом Александра Грина» – музей, сейчас закрытый, но в более благополучные времена функционировавший, посвященный творчеству писателя.

Речка Полуденка
Речка Полуденка (Пермский край)

А вот что сообщает о своей работе на добыче золота сам Грин в «Автобиографической повести»:

«Из бараков вышел народ, бабы и мужики, прибавилось к нему нас, новичков, человек двадцать, и, пройдя с полверсты лесом, мы очутились в лесной долине.

Здесь, на расстоянии пятидесяти сажен один от другого, были «шурфы» – неглубокие шахты для разведки золотоносного слоя, состоящего из песку и гравия. Эти шахты – три – пять саженей глубины – обслуживались ручным воротом с бадьей и обыкновенным насосом, рукав которого, касаясь дна, выбирал воду.

Внизу работали двое: забойщик, то есть шахтер, рывший породу мотыгой, и плотник, ставивший деревянную клеть для избежания обвала стен шурфа.

Время от времени бадья вывертывалась воротом вверх, порода высыпалась, а штейгер, обходя шурфы, делал пробу ковшом: набросав в ковш песку, прополаскивал его водой и смотрел, остаются ли после удаления песка крупицы золота. Однажды он, найдя такие крупицы, стал показывать их мне; я притворился, что вижу, но на деле ничего не видел: что-то узкой полоской блестело на дне ковша, верно; хотя, был то блеск оловянной полуды или воды, я не разобрал.

...Я работал то на откачке воды, то крутил ворот.

Неподалеку были старатели, и я один раз ходил смотреть, как они там живут. Старатели жили с семьями, в лесу, по берегу речки, в больших избах; кое у кого из них было хозяйство: птица, корова, лошадь. Тут же возле избы стоял вашгерт, промывательный станок, род ступенчатого корыта с задерживающими золотой песок планками. Насыпав в вашгерт породу, старатель прибавлял туда ртути, платина или золото амальгамировались ртутью. Эта смесь оставалась на дне вашгерта, а песок относило прочь водой, качаемой обыкновенным насосом. Впоследствии ртуть удалялась нагреванием».

Знак Европа - Азия
Знак границы двух частей света «Европа – Азия» недалеко от пос. Промысла (Пермский край)

Почему же эти прииски Грин назвал «Пашийскими»? Видимо, со временем память, на которую писатель всегда жаловался, сыграла с ним злую шутку – Александр Степанович перепутал Бисерский завод с Архангело-Пашийским, на котором трудился той же весной, покинув прииски. Рассказывая о своих уральских приключениях, писатель признался: «Мне очень неприятно теперь, что моя память, сравнительно легко удержавшая моменты деятельности, обстановки и сцен, почти бессильна установить картину дорог, направлений и числа дней, а также множества ночлегов в пути. Рассеянный по природе, я был глубоко рассеян во время пути».

Хотя, заметим, поселок Пашия не сдается, спорит за «полные права на Грина», как когда-то семь греческих городов спорили за честь зваться отчизной Гомера.

Собственно на доменном производстве в Пашии Александр Степанович не работал, он направился на лесные рубки в даче Пашийского завода:

«В середине апреля, взяв расчет (рубля три), я отправился в Пашийский завод вместе с двумя рабочими. Шел слух, что на лесных заводских рубках можно хорошо заработать...

Я не сразу научился владеть пилой. Она заскакивала, упиралась, сгибалась, лишь опыт нескольких часов заставил слушаться пилу, ходить ровно и легко. Она была так остра, что разрез ствола толщиной в две четверти занимал не больше двух минут.

Свалив дерево, я отрубал сучья, отмеривал по стволу полуторааршинное расстояние и распиливал ствол на части, начиная с толстого конца. Затем колол эти круглыши, вгоняя в сделанную на конце обрубка топором трещину клинья, один за другим, пока круглыш не распадался. Для очень толстых деревьев я вытесывал добавочные сосновые клинья».

Лес в окрестностях пос. Пашия
Лес в окрестностях пос. Пашия

Впрочем, будет лучше, если читатели узнают о пребывании Грина на Урале из первых рук – из его «Автобиографической повести» и рассказа «Золото и шахтеры». А эту фотозаметку уместно закрыть рассказом об одном опасном приключении, случившемся с будущим писателем той весной, – о встрече с медведем:

«Способность к ориентации – самое слабое мое место. Поэтому когда я был дроворубом, то, отправляясь всего за три версты из леса к зданию лавки, на берегу речки, почти всегда сбивался с дороги – как вперед, так и назад, хотя по тропинкам и обугленному пожаром в одном месте пространству отлогих гор был путь очень простой. Вероятно, этой бездарности я обязан одной встрече с медведем, от сопения которого за моей спиной избавился только тем, что последовал совету дроворуба Ильи – притвориться работающим около дерева и не обращать на Михаила никакого внимания. Сбившись, я попал в чащу, а за мной, слабо взревнув, побежал этот самый Михаил. Стерпев естественную панику, я встал около толстого кедра и начал обтесывать его топором. Медведь долго стоял сзади меня, сопя и фыркая, но не тронул, затем медленно обошел дерево и, видя, что я точно работаю, сшиб лапой тонкий гнилой пень. Вдруг, к облегчению моему, послышались голоса рубщиков с соседнего участка, и медведь убежал, а я долго затем сидел, откуриваясь махоркой и не смея двинуться с места; потом рубщики проводили меня до тропы».

Скалы в окрестностях пос. Пашия
Скалы в окрестностях пос. Пашия

(Фотографии автора, 2014 г.)

Источники:

Варламов А.Н. Александр Грин. – 2-е изд., испр. – М.: Молодая гвардия, 2008.

Грин А.С. Автобиографическая повесть // Воспоминания об Александре Грине / Сост. Вл. Сандлер. – Л.: Лениздат, 1972.

Миквиц Р. Характер залегания руд в Пашийской даче и разработка тамошних рудников // Горный журнал. – 1884, апрель. – С.1–43.

Наумов В.А. Золотой промысел // Геологические памятники Пермского края: Энциклопедия / Под общ. ред. И.И. Чайковского; Горный институт УрО РАН. – Пермь, 2009. – С.523–526.
Tags: #Грин, #Гринландия, #геология, #золото, #книги, #литература, #прииски, Урал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments