geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

Горные промыслы на Волге после промышленного переворота

(Из книги: «Материалы к истории горных промыслов на Волге до 1900 года»)

Вдоль русла Волги не имелось выдающихся по значению ископаемых, таких как каменный уголь, руды черных и цветных металлов, благородные металлы и драгоценные камни, для разработки которых крестьянин смог бы бросить земледельческий промысел, а государство и купечество – профинансировать сооружение крупных предприятий. Это препятствовало индустриализации горного дела в Поволжье. Другим фактором, сдерживавшим становление капиталистической горной промышленности, являлись технические условия добычи местного минерального сырья, при которых кустарные промыслы вполне себя оправдывали, потребность в крупных предприятиях отсутствовала:



«Отрасль добывающей промышленности, заключающаяся в выемке камня, не подчинена крупной капиталистической организации, с применением сложных механических приспособлений, паровых двигателей и т.п., в той степени, в какой это имеет место в других отделах этой промышленности – каменноугольном, рудном и т.п. Причина указанного явления лежит в том обстоятельстве, что, за исключением немногих местностей России, залежи камня не представляются на столько обширными и трудноразрабатываемыми, чтобы для его извлечения стоило или нужно было делать большие затраты на механические приспособления. С другой стороны, по малоценности простого камня и его тяжеловесности сбыт его на отдаленные рынки невозможен, и потому выломка камня в крупных размерах во многих местностях его залегания невыгодна или даже невозможна. Сказанным объясняется, почему капиталистические предприятия по выломке, по крайней мере простого камня, …обнимают, самое большее, несколько десятков рабочих и ведутся без применения сколько-нибудь сложных приспособлений. При таких обстоятельствах производительность объединенного капиталом труда не достигает такой высоты, чтобы с ним не могли соперничать предприятия более мелкие» [Вебер К.К., 1883 : 95].

Тем не менее после промышленного переворота 1845–1855 гг., охватившего всю страну, и последовавших за ним реформ 1861 г., переведших Россию на капиталистические рельсы, начинается двухфазный процесс деформации горных промыслов. В первой фазе (конец 1840-х – пер. пол. 1880-х гг., что соответствует периоду протоиндустриализации в терминологии С.В. Маркушиной [Маркушина С.В., 2005]) развитие капиталистических отношений, внутреннего рынка и промышленного, фабрично-заводского производства стимулировало расцвет в Поволжье кустарных горных промыслов, как и любых других крестьянских промыслов. Но именно эти факторы одновременно создали условия для вытеснения кустарных промыслов промышленностью, поэтому во второй фазе (со вт. пол. 1880-х гг.) горные промыслы постепенно угасают под натиском крупных предприятий горнодобывающей отрасли.

Одной из иллюстраций этого закона служит кожевенное производство, география которого к 1863 г. расширилась до Вольска, Дубовки, Камышина и Царицына вследствие того, что волжские купцы перенимали опыт предпринимателей г. Кузнецка. Тогда же в ответ на нужды растущей отрасли зарождаются известковые заводы (1863–1864), правда, пока еще только в одном из перечисленных городов – в Вольске Саратовской губернии [Лукоянова М.А., 2018 : 75, 77]. Следовательно, основная масса извести для стремительного подъема кожевенной промышленности добывалась по-прежнему крестьянами, постепенно превратившимися из ремесленников, промышлявших обжигом извести для нужд семьи и общины, в артельных кустарей, т.е. профессиональных мелких товаропроизводителей. Часть из этих артельщиков, окончательно порвав с земледелием, со временем составит кадровый резерв зарождающейся в регионе добывающей промышленности.

М.А. Лукоянова объясняет основание известковых заводов в Вольске наличием богатой минерально-сырьевой базы («поскольку именно здесь имелось необходимое сырье» [idem : 77]), что не вполне верно, т.к. известняки и мел распространены по всему протяжению волжского русла от Симбирска до Нижней Банновки (напр., такие богатейшие месторождения, как Универсал, Богданинское, Соколихинское, Лапоть [Востряков А.В., 1986 : 97–101]) и активно разрабатывались местным крестьянством. По всей вероятности, основание заводов связано далеко не только с обилием писчего мела, но и обусловлено рядом дополнительных факторов, некоторые из которых перечисляются С.В. Маркушиной: 1) наличие водного (р. Волга) и железнодорожного (железнодорожная ветка Аткарск – Вольск, проведенная в 1895 г.) путей сообщения для доставки топлива и вывоза готовой продукции; 2) рост городского строительства юго-востока России [Маркушина С.В., 2005 : 114].

Помимо того, нельзя забывать об активном отвлечении населения от земледелия, начавшемся еще на рубеже XVIII–XIX вв. в результате бурного каменного строительства в Малыковке-Вольске и притока сюда больших купеческих капиталов. Растущий город стянул множество кустарных мастеров по ломке камня, сформировавших прослойку мелких товаропроизводителей, которые поставляли на волжский рынок мел и известь; в ходе стихийного поиска купечеством приложения капиталов эти артели кустарей послужили кадровым резервом для новых отраслей промышленности.

Уроженец г. Хвалынска Саратовской обл. художник К.С. Петров-Водкин (1878–1939) в автобиографической повести «Хлыновск» (1930) отразил, как на рубеже XIX–XX вв. молодой промышленный капитал неуверенно и хаотично открывал новые сферы приложения, в т.ч. связанные с эксплуатацией меловых месторождений Поволжья:

«Меловые горы, окружающие Хлыновск [Хвалынск. – С.Б.], также дали Семену Вахрамеичу идею нового предприятия. После объезда этих отложений с приезжим инженером Махалов заарендовал у города часть этих гор.

Махалов ездил в Москву, где разрабатывался этот его новый проект, организовывал строительные силы, кипел в работе, и вот в это время его постигла неудача.

Начал ли уже бессилеть Махалов, или окружающая косность привела его к неверию в себя и свои силы, но за этой неудачей последовал в скором времени и конец его жизни. Случилось то, что его проект был перехвачен еще более быстрым, чем он сам, предпринимателем: в Хлыновске разнесся слух, что в соседнем городе [Вольске. – С.Б.] начался постройкой цементный завод. Махалов знал, что в данной экономической обстановке два конкурирующих предприятия существовать не сумеют, а когда, ошеломленный и взбешенный, он помчался в Москву и там узнал, что тот же инженер, делавший ему проект завода, вошел в сношение с акционерной компанией и осуществляет целую систему таких заводов в соседнем с Хлыновском городе, – после этого у Махалова опустились руки; но уже окончательное отчаяние испытал он, когда стало известно, что один из главных акционеров-конкурентов был Соловьишин – дядя его собственной жены.

Махалов дрогнул и как бы сломился весь. От пьянства и беспутства засверлила его болезнь, от которой он, очевидно, и умер» [Петров-Водкин К.С., 1930 : 173–174].

Период после 1861 г. – время, когда кустарные горные промыслы в Поволжье, и в первую очередь по обжигу извести, активно питают уверенно растущую промышленность и одновременно отступают перед ней. Месторождения переходят в пользование специализированных горнодобывающих предприятий, кустари-артельщики пополняют ряды пролетариата.

Примечательно в этой связи отметить, что в последней четверти XIX в. крестьянские промыслы по добыче полезных ископаемых в Поволжье все реже принимались во внимание специалистами (экономистами, географами, статистиками) в качестве примеров горного дела. Развитие горного дела фиксировалось лишь в тех местностях, где присутствовали предприятия горнодобывающей промышленности. Так, в Вольском уезде вплоть до появления цементных заводов и начала карьерной добычи мел-мергельных месторождений обширные крестьянские промыслы по ломке и обжигу мела в расчет почти никем не принимались, а порой и собственно мел-мергельные отложения не рассматривались в качестве минеральных ресурсов, о чем, в частности, свидетельствуют подобные пассажи: «О минеральных богатствах края ничего особенного не скажу, скажу только, что в Ключевской волости, недалеко от с. Шиханы, мне случалось находить, впрочем редко, куски кварца, с вкрапленными в них мелкими, блестящими крупинками какого-то металла, который, вследствие недостатка нужных пособий, определить отказываюсь» [Овсянников А.Н., 1878 : 152].

И это при том, что ежегодная добыча вольского мела на обжиг достигала по разным оценкам от 24.000 до 30.000 пудов в 1890-х гг. [Азанчеев Ю., 1894: 176; Антипов И.А., 1895 : 221–222].

Местное население относилось к горняцким промыслам так же, принимая их за часть крестьянской жизни, никак не связанную с индустрией и даже противоположную ей. Писатель А.С. Яковлев (1886–1953) в романе «Человек и пустыня» (1929), передавая мировоззрение жителей Вольска в дооктябрьский период, следующим образом раскрывает их настроения в отношении цементного производства, якобы нарушившего аграрную «идиллию», которая словно и не ведала никогда добычи мела и обжига извести:

«– Вы знаете, папаша, мне немного жаль Цветогорья [Вольска. – С.Б.]: город изменился к худшему. В былые времена на улицах везде цвел тополь, по всем горам – ближним и дальним – шумел лес. Бывало, пройдет дождик, особенно весной, – во всем городе стоит какой-то особенный запах, будто не город это, а сад. А ныне цементные заводы его задавили: везде пыль, смрад, дым.

– Не люблю заводы! – живо откликнулся Василий Севастьянович. – То ли наше дело – земляное, хлебное! Самое нужное дело, можно сказать. А заводы – ну их ко псам!» [Яковлев А.С., 1986 : 287].

В целом кустарные методы очень долго господствовали в горном деле Поволжья, в особенности в сфере добычи сырья для производства стройматериалов. Цементное производство в Нижнем Поволжье берет начало в 1897 г. со сдачи в эксплуатацию Глухоозерского цементного завода (при советской власти – «Большевик»), построенного на средства «Санкт-Петербургского товарищества для производства Глухоозерского портландцемента и других строительных материалов» [Кавунов П.А., 1958 : 66; Чолахян В.А., 2008 : 153], что постепенно ведет к вытеснению крестьянских горных промыслов. В 1900 г. второй цементный завод строится вольским купцом, потомственным почетным гражданином города М.Ф. Плигиным, который в октябре 1901 г. продает предприятие саратовскому мукомолу Д.Б. Зейферту [Чолахян В.А., 2008 : 153].

Появление Вольских цементных заводов снижает значение известкового производства в губернии. Первоначально, после 1861 г., объемы промыслов неуклонно растут, появляются первые малые предприятия – крестьянские и купеческие заводы по обжигу, число которых растет: с 1 в 1861 г. до 8 в 1870-х гг., затем до 14 в 1880-х, до 40 в 1890-х и, наконец, до 83 к 1908 г. Сумма производства за период с 1861 по 1908 гг. выросла с 3.700 до 60.700 руб. [Маркушина С.В., 2005 : 223]. Артельные промыслы перерастают в организованное и неуклонно расширяющееся промышленное производство. Оно еще носит кустарный характер, известь обжигается в примитивных ямах, но оно же создает базис для модернизации губернской промышленности в виде перехода на технологии более перспективной, продвинутой продукции – портландцементов. За десятилетие своей деятельности два вольских цементных завода вызвали обвал известково-алебастрового производства, число предприятий в этой отрасли упало с 83 в 1908 г. до 38 в 1913 г., объемы сбыта снизились почти в 2 раза – с 60,7 до 30,7 тыс. руб. [ibid.]. Известь сохраняет свое значение лишь в качестве побелки, причем потребляется обычно в пределах того уезда, где была произведена, на губернский рынок выходит продукция лишь 2 саратовских и 3 вольских известковых заводов [idem : 118]. И это при том, что накануне, в 1890-е гг., в Саратове действовало 4 известковых предприятия с годовым производством на 10 тыс. руб. [Саар Г., 1928 : 6].

В 1913–1914 гг. в Вольске запущены еще два цементных завода, принадлежавшие Санкт-Петербургскому акционерному обществу «Ассерин» и «Саратовскому акционерному обществу по производству портланд-цемента», пайщиками которого являлись крупные саратовские мукомолы Ф.П. Шмидт, О.П. Шмидт, В.А. Колесников, М.Ф. Волков и др. [Чолахян В.А., 2008 : 153]. Период накануне мировой войны становится временем максимального расцвета саратовской цементной промышленности, объем выпуска продукции в это время вырастает с 3,2 млн. пуд. (1900) до 20,1 млн. пуд. (1914), что составило 13,7% от общероссийского производства в сравнении с 9,8% в 1900 г. [ibid.].

Первый известковый завод на Средней Волге появляется в 1904 г. при с. Ширяевом Буераке; спустя 3 года (1907 г.) в этом селе уже насчитывается два завода с производством каждый св. 10.000 руб. [Путилов А.И., 1928 : 47]. К 1910–1911 гг. ситуация меняется; в пределах Симбирской губернии в эти годы работают 12 меловых, известковых и каменоломных заводов, в т.ч. 2 алебастровых; на всех них было занято 100 рабочих, продукция оценивалась в 165.000 руб. Впрочем, в дальнейшем часть предприятий не выдерживает конкуренции: в 1912 г. остается 9 заводов, а накануне мировой войны – 10, продукция которых в 1914 г. составила 283.000 руб. при численности рабочих 246 человек [ibid.].

Добыча ископаемых углеводородов в силу своей капиталоемкости требует высокой концентрации промышленного капитала, в т.ч. путем его сращения с капиталом финансовым, отчего повсеместно играла ключевую роль в индустриализации горного дела. Не является исключением и Поволжье, где становление горной промышленности во многом связано с добычей асфальта в так наз. присызранском асфальтоносном районе Самарской Луки, лежащем между нижним течением рек Сызранки и Крымзы, где в отложениях верхнего карбона и перми встречаются: (а) битуминозные известняки и доломиты, распространенные от с. Печерского до Сызранской Воложки (сод. битумов от 0,7 до 15,5%); и (б) битуминозные (гудронные) песчаники, вскрываемые на Бахиловой поляне (сод. битумов от 14 до 22%) [Бабич К.Я., 1934 : 108–109].

(В скобках заметим, что в прилегающих местностях Поволжья добыча асфальта почти не осуществлялась, за редкими исключениями. Так, в сер. XIX в. симбирский помещик Коврайский, обучавшийся в Горном институте, завел асфальтовый промысел в целях изготовления кровельного толя. Асфальт добывался помещиком в 12 верстах от г. Ставрополя, около дер. Зеленовки и близ дер. Ундоры [Романовский Г.Д., 1864 : 421].)

Первое упоминание о сызранском асфальте в литературе относится к 1724 г.: И.Т. Посошков в «Книге о скудости и богатстве» (см. п. 3.1) сообщает, что сыскал «гум съфалтум» [Посошков И.Т., 1951 : 150]. Возможно, что местные крестьяне уже хорошо знали асфальт и пользовались им. Штабс-капитан А.Р. Гернгрос свидетельствует о кустарной добыче асфальта на Самарской Луке, в частности в окрестностях с. Костычей в пер. пол. XIX в.: «Возле деревни Костичей, где вязкий асфальт встречается больше, чем в других местах, кузнецы употребляют его для воронения железных изделий, что предохраняет их от ржавчины и придает им более приятный вид. От этого возле самой деревни и в Пустыльном овраге правый берег Волги изрыт небольшими углублениями, и почти весь асфальт из него выкопан, потому что он находится почти только гнездовыми прослойками» [Гернгрос, 1837 : 414]. Судя по описанию, этот промысел уходит корнями в XVIII столетие, т.к. упоминается еще П.С. Палласом, который называл используемый кузнецами асфальт «гагатом» (см. п. 3.1).

Кроме того, местные крестьяне (с. Костычи) употребляли битуминозный известняк в качестве обычного топлива для приготовления пищи: «В Пустыльном враге встречается еще в большом количестве известняк, пропитанный горною смолою. Известняк этот попадается иногда огромными кусками в пуд и два весом. Крестьянам хорошо известна способность этого камня гореть. Случается, что варя уху во Пустыльном враге, они вместо дров употребляют этот известняк» [Арнольдов М., 1867 : 2–3]. Также сызранские битумы использовались крестьянами в качестве топлива при обжиге извести [Антипов И.А., 1895 : 221–222]. В 1840-х гг. министр внутренних дел Л.А. Перовский «выписывал» асфальт из-под Сызрани, хотя промышленной добычи сырья так еще и не велось [Сидоров А.А., 2012 : 44].

Повторное открытие сызранских асфальтов («для промышленности») состоялось в 1873 г. [Спорный И., 1878 : 31]. В сер. 1870-х гг., после того как сельский учитель Краснов обследовал месторождения асфальта у с. Костычи и опроверг взгляды на бесперспективность их разработки, начинается промышленная добыча асфальта; первопроходцем в этом деле выступил симбирский помещик, владелец с. Самайкина Дмитрий Иванович Воейков [Демьянов Г.П., 1898 : 242; Сырнев И.Н., 1901 : 454]. Завод Воейкова заработал в 1875 г., его годовое производство тогда составляло 16 тыс. руб., численность персонала – 50 рабочих Бахилово [Путилов А.И., 1928 : 43]. Спустя 4 года (в 1879) завод получал 343.850 пудов асфальта [Очерк…, 1881 : 213]. В 1889 г. на Луке работали уже два асфальтовых завода с производством на 145 тыс. руб. и с 139 рабочими [Путилов А.И., 1928 : 43].

Асфальт добывался в большом количестве и стал употребляться для устройства не только тротуаров, но и даже мостовых [Циммерман Э.Р., 1896 : 109], а также в других сферах деятельности. Коммерческий успех привел к проникновению в отрасль случайных предпринимателей:

«Асфальтовое дело, получившее в этом крае довольно широкое развитие и дающее значительные выгоды, породило немало мелких заводчиков, которые, в виду грядущих барышей, затрачивали последние гроши на устройство заводов и начинали производство асфальта. Но они не рассчитали одного: для сбыта фабриката мелкими партиями вне района производства трудно найти рынки, которые уже крепко захвачены крупными заводчиками. Они пытались отправлять асфальт в Москву, но там этих новоявленных заводчиков моментально придавили асфальтовые тузы, и бедняки не выручали даже своих денег. Тогда им оставалось поставлять свои фабрикаты крупным заводчикам, а тут уж, конечно, и думать было нечего о хорошем доходе. В итоге такого положения дела мелкие заводчики разорялись и закрывали свои заводы в силу печальной необходимости безденежья и невозможности конкурировать с крупными производителями асфальта. Последним закрылся асфальтовый завод П.М. Куперина, потерявшего на предприятии около 10.000 руб. именно благодаря тому, что был задавлен на рынках» [Демьянов Г.П., 1898 : 224].

В результате конкурентной борьбы в 1904 г. из работавших предприятий имелось два асфальтовых завода близ с. Печерского, три асфальтовых завода в с. Батраках и два гудронных завода при с. Бахилово [Путилов А.И., 1928 : 43].

Ломки асфальта при с. Печерское представляли собой несколько копей (штолен), из которых дольше всех функционировали «Удача» и «Плитная» Сызранской асфальтовой компании и «Надежда» товарищества Сызранского асфальта. В первых двух штольнях разрабатывался пропитанный асфальтом брекчиевидный пермский известняк, в «Надежде» – верхнекаменноугольные швагериновые известняки. Всего на начало ХХ столетия в с. Печерском ежегодно добывалось асфальта на 1 млн. пудов [Сырнев И.Н., 1901 : 453]. Совокупная добыча асфальта на Самарской Луке накануне мировой войны превышала 2,1 млн. пудов в год, что составляло 85% от общероссийской [Милановский Е.В.(б), 1927 : 41].

В Батраках в 1901 г. работали два завода – Сызранского товарищества и Печерского товарищества. «Местные жители передали мне, что Батрацкий асфальт чрезвычайно богат горючими смолистыми частями, сравнительно с европейским, что залежи его здесь неистощимы, и что требования на него ежедневно возрастают в громадных размерах, так что иностранного асфальта почти уже вовсе нет теперь на русских рынках, да и за границей батрацкий асфальт начинает понемногу соперничать с тамошним» [Марков Е., 1901 : 435–436]. В 1913 г. на добыче асфальта в Батраках трудились 260 рабочих, продажи асфальта составляли 180.000 руб. в год [Спутник…, 1913 : 96].

В Бахилово-Аскульской даче, в 10 верстах от с. Бахилова, разрабатывалось месторождение так наз. гудронного песчаника. Промысел асфальта здесь начат в 1876 г. двумя предпринимателями – Воейковым и фирмой «Лерхе и Ко». Ломка осуществлялась ими зимой, пока порода скована морозом, т.к. летом пропитанный асфальтом песок становится мягким. За зиму 1876–1877 г. обоими предприятиями было добыто 650 пудов асфальта («гудрона») [Ерофеев, 1878 : 63].

«Добытую сырую массу его [гудрона. – С.Б.] кипятят с водою в железных котлах, причем песок постепенно садится на дно, а смола, или чистый гудрон, всплывает на поверхность воды, с которой его снимают дырчатыми ложками. Г. Воейков предполагает производить паровую выварку гудрона, для чего, на место добычи его, уже доставлен паровик. До перевозки на асфальтовые заводы, из которых завод г. Лерхе и Ко находится на южной стороне Самарской Луки, близ с. Печерскаго, а завод г. Воейкова близ Сызрани, чистый гудрон хранится в вырытых в земле ямах, или в деревянных ларях. На заводах гудрон вновь варится в железных полуцилиндрических котлах, в которые всыпают в известном количестве тонко-измельченного известняка, проникнутого асфальтом; после довольно продолжительного кипячения и постоянного перемешивания, готовую массу выливают в четвероугольные деревянные формы, без дна, и получают асфальтовую мастику в виде плиток, весом каждая около 2 пудов» [idem : 63–64].

В 1914 г. на Самарской Луке насчитывалось 7 заводов асфальто-гудронной промышленности (374 рабочих), которые выработали продуктов на 1,5 млн. руб. [Путилов А.И., 1928 : 43]. За годы мировой войны 3 завода закрылись, из оставшихся фактически работал только один. В 1918 г. на нем трудились 88 чел. Годовая производительность предприятия составляла 320.000 центнеров плиточного асфальта и 11.500 центнеров гудрона [ibid.].

Скачать книгу целиком (PDF, 1 Мб)

Источники:

Азанчеев Ю. Каменоломни и разработки простых полезных ископаемых в России / Издание Горного департамента. – СПб.: Типо-литография и фототипия В.И. Штейна, 1894. 347 с.

Антипов И.А. Полезные ископаемые в Саратовской губернии // Горный журнал. – 1895. – №5. – С.212–224.

Арнольдов М. Из путевых заметок по Симбирской губернии секретаря Симб. губ. статистического комитета М. Арнольдова (в ноябре 1866 года) // Материалы для истории и статистики Симбирской губернии. Издание Симб. губ. стат. комитета. Вып. 4. – Симбирск : в Губернской тип., 1867. – С.1–39.

Бабич К.Я. Минеральное сырье стройматериалов // Ископаемые богатства Средней Волги. В помощь краеведам и участникам геопоходов / Научно-иссл. геолого-развед. ин-т Волжского геотреста; Средневолжское краевое бюро краеведения. – М., Самара: Средневолжское КРАЙГИЗ, 1934. – С.98–114.

Вебер К.К. Мукомольное дело: Руководство к устройству мукомольных и крупяных мельниц при конных, ветряных, водяных и паровых двигателях и производство мучных продуктов: С атл., состоящим из 67 табл. и с 34 рис. в тексте. – СПб.: А.Ф. Девриен, 1883. XIII, [3], 571 с.

Востряков А.В. Геология и полезные ископаемые Саратовской области: уч. пос. / А.В. Востряков, Ф.И. Ковальский. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1986. 127 с.

[Гернгрос] Отчет штабс-капитана Гернгроса 2-го о поисках, произведенных по поручению горного начальства в Симбирской, Казанской и Оренбургской губерниях, для открытия месторождений асфальта // Горный журнал. – 1837. – №12. – С.406–425.

Демьянов Г.П. Иллюстрированный путеводитель по Волге. (От Твери до Астрахани) На 1898 г. 4-е изд. – Нижний Новгород: Издание М.В. Клюкина, тип-я Губернского Правления, 1898. 324 [V] с.

[Ерофеев] Отчет д.с.с. Ерофеева по командировке его, летом 1877 года, в Самарскую, Симбирскую и Казанскую губернии // Горный журнал. – 1878. – №4–5. – С.60–71.

Кавунов П.А. Города Саратовской области. Экономико-географический очерк. – Саратов: Саратовское кн. изд-во, 1958. 176 с.

Лукоянова М.А. Социально-экономическое развитие уездных городов России в конце XVIII – середине XIX в. (на материале Саратовской губернии). – Дисс. на соискание ... к.и.н. – Саратов, 2018. 210 с.

Марков Е. Россия в Средней Азии. Очерки путешествия по Закавказью, Туркмении, Бухаре, Самаркандской, Ташкентской и Ферганской областям, Каспийскому морю и Волге / В 2-х томах и 6 частях. Т. II-й. Ч. IV. Фергана. Ч. V. Долина Зеравшана. Ч. VI. Домой по Волге. – СПб.: Тип-я М.М. Стасюлевича, 1901. 516 с.

Маркушина С.В. Промышленность Саратовской губернии в условиях капиталистической модернизации середины XIX – начала XX вв. / Маркушина Софья Вячеславовна. – Дис. ... канд. ист. наук. – Саратов, 2005. 236 с.

Милановский Е.В.(б) Геологическое строение, подземные воды и полезные ископаемые Ульяновской губернии. – Ульяновск: Издание Общества изучения Ульяновского края, 1927. 51 с.

Очерк месторождений полезных ископаемых в Европейской России и на Урале. Издание Горного департамента. – СПб.: Тип-я В.Ф. Демакова, 1881. 244 [4] с.

Петров-Водкин К.С. Хлыновск: моя повесть. – Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1930. 348, [3] с.

Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения / Ред. и комм. Б.Б. Кафенгауза. – М.: Изд-во АН СССР, 1951. 409 с. – (Лит. памятники).

Путилов А.И. Материалы для истории фабрично-заводской промышленности Ульяновской губернии // Краеведческий сборник. Вып. 3. – Ульяновск: Об-во изучения Ульяновского края, 1928. 55 с.

Романовский Г.Д. Нефть, асфальт и горючие сланцы волжских берегов // Горный журнал. – 1864, ч. IV. Вып. 12. – С.421–424.

Саар Г. Саратовская промышленность в 90-х и в нач. 900-х г.г. // Труды Общества истории, археологии и этнографии при Саратовском университете. Вып. 35. Ч.3(в). – Саратов: [б.и.], 1928. 30 с.

Сидоров А.А. История открытия нефти на Самарской земле в ее значении для становления и развития нефтепромысла в России // Самарский край в истории России. Вып. 4. Мат-лы Межрегиональной научной конференции, посвященной 160-летию Самарской губернии и 125-летию со дня основания Самарского областного историко-краеведческого музея им. П.В. Алабина. – Самара, 2012. – С.41–52.

Спорный И. Асфальт и битумы и техническое их применение. Настольная книга для гг. инженеров, архитекторов и домовладельцев / Изд. 2-е, испр. и доп. инженером К. де-Скроховским. – СПб.: Тип-я Б.Г. Липольского, 1878. 278 с.

Спутник по реке Волге и ее притокам Каме и Оке / С картами Волги, Камы и Оки, видами и планами волжских, камских и окских городов. Вып. XIII. Доп. и исправ. – Саратов: Типо-Литография П.С. Феокритова, 1913. 140 с.

Сырнев И.Н. Среднее Поволжье. Нижнее Поволжье // Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей. Т. 6. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье / Под ред. В.П. Семенова и под общим руководством П.П. Семенова и акад. В.И. Ламанского. – СПб.: Издание А.Ф. Девриена, 1901. – С.297–549.

Циммерман Э.Р. Вниз по Волге: путевые очерки. – М.: Товарищество И.Д. Сытина, 1896. 127 с.

Чолахян В.А. Промышленность Нижнего Поволжья в условиях капиталистической модернизации в конце XIX – начале XX веков // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. – 2008. – №2(21). – С.153–155.

Яковлев А.С. Человек и пустыня: Роман; Рассказы. / Вступительная статья В. Петелина. Составление и подготовка текста В. Яковлевой. – М.: Художественная литература, 1986. 527 с.
Tags: #Волга, #геология, #краеведение, Поволжье, история горного дела
Subscribe

Posts from This Journal “Поволжье” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments