geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

Уральский бренд из науки в кино и обратно. Часть 5

Уральский бренд из науки в кино и обратно

В военные годы Николай Асанов работал фронтовым корреспондентом газеты «Красная звезда», написал за это время свыше сотни рассказов и очерков. И одновременно каким-то невероятным образом успевал трудиться над своим первым романом, посвященным подвигу геологов-алмазников. Через биографию одного человека – фронтовика Сергея Нестерова – показана ситуация в геологии, борьба за проверку смелых гипотез, острая потребность промышленности в технических алмазах.


«Главное, чтобы человек был фартовый», – таков принцип старых геологов. Суеверие? Возможно. И все же удача играет важную роль в поиске месторождений, т.к. экономит время и деньги. Герой романа Асанова не был фартовым, ему хронически не везло. А искать-то приходилось не железную руду – алмазы, существование которых на Урале ставилось большинством специалистов под сомнение. И чем дольше тянется полоса неудач, тем сильнее скепсис в академической среде. Нестеров тяжело переживает, что его отозвали с фронта искать алмазы в тайге, ему стыдно перед бойцами. Трения с коллегами, их недоверие и здравомыслие тоже не добавляют оптимизма. Возникают проблемы и в личной жизни, невеста не может найти общий язык с упрямым «мечтателем».

Книга завершается победой Нестерова, который не только находит алмазы, но и обретает новую любовь, знакомясь с Христиной Луниной.

В конце 1930-х – начале 1940-х гг. поиски «волшебного камня» велись в бассейне реки Чусовой (точнее – в междуречье ее притоков Койвы и Вижая), здесь же происходило становление советской алмазодобывающей промышленности: в 1941 г. была заложена первая обогатительная фабрика в пос. Усть-Тырым. Асанов переносит действие севернее, на Вишеру, где алмазные россыпи удалось обнаружить немного позднее. Геолог-алмазник Тимур Валерьянович Харитонов дает расшифровку к географии романа, преображенной фантазией писателя:

«Прямо названы: Соликамск, Чувал, Велс, Колчим. Кутимский завод в романе не назван, но легко узнается по деталям: бывшие владельцы – французы, взорванные домны и т.д. Некоторые выдуманные автором названия можно соотнести с реальными географическими объектами. Например, в речке Резвой узнается Колва, под названием Красногорск скрывается Красновишерск, Вышьюра – явно Вишера, тем более что упоминаются камни Говорливый и Писаный. Близко к истине утверждение, что к началу войны геологов-алмазников насчитывалось едва ли два десятка. Параллельно повествуется об открытии месторождения вольфрама, проявления которого, действительно, имеются в верховьях Вишеры».

Несмотря на обилие научных сведений и общий стиль соцреализма, роман местами выдержан в духе Бажовских сказов. В первую очередь волшебные мотивы связаны с Христиной Луниной. Мы узнаем, что девушку «мать называет Христиной, отец звал Диковинкой, а люди называют лесничихой». Само явление лесничихи Нестерову – внезапное, обескураживающее – обставлено, как появление Хозяйки Медной горы, величественно красивой, холодно подшучивающей над Степаном или Данилой-мастером:

«И вдруг за его спиной раздался смеющийся голос:

– Товарищ Нестеров?

Он обернулся, чуть не задев ружьем девушку, которая стояла за его спиной, опираясь на лыжные палки. За ее плечами было двуствольное ружье, за ремень, стягивающий короткий полушубок в талии, был заткнут маленький топорик. Меховые штаны из оленьих шкур, сшитые мехом вверх, были заправлены в меховые же торбаса – высокие мягкие сапоги. Такую смешанную одежду носили и остяки и русские, занимающиеся лесным делом.

Нестеров от неожиданности опустил ружье, рассматривая ее с жадным любопытством и вниманием.

Она улыбалась. Большие голубые глаза ее словно впитывали в себя его удивление. Овальное, очень правильной формы и смуглое от природы или от ветра и зимнего солнца лицо мгновенно менялось, становясь то необычайно серьезным, то снова украшаясь веселостью.

Девушка поправила волосы, тронутые изморозью, – должно быть, она давно бродила в лесу, – опустила руку, привычным движением вдев ее в ременную петлю на лыжной палке, притопнула ногой, словно пробуя лыжи, перед тем как идти, и сказала насмешливым голосом, очень глубоким и мягким:

– К лесу вы непривычны. Пока вы разглядывали пенек, вас и безногий мог обойти!

– Кто вы?

Она высвободила маленькую руку из меховой рукавицы, провела по лицу, усмехнулась с несколько пренебрежительным выражением и сухо ответила:

– Лесникова дочка…»

Тайга показана такой, какой ее давно не знали даже старожилы: обжитой, густо заселенный и застроенный заводскими городками и поселками, в книге Урал изображен диким, неизведанным. Лунина обрисована как хозяйка безлюдной древней пармы:

«Работала она одна, без помощников, успевала в то же время следить за всем доверенным ей участком, помогать на сплаве, быть хозяйкой лесного края. И он с удивлением подумал об этой девушке, строгой и неприступной лесничихе, ради своего дела отказавшейся от жизни в городе, от всех радостей девичества».

Нестеров на время покидает сказочное царство лесничихи, и романтика как бы сменяется сухой научной прозой. Даже эпиграфом к одной из глав, посвященных этому этапу в жизни геолога, поставлена знаменитая Базаровская фраза «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник». Но читатель угадывает, что Сергею еще предстоит повстречаться с Христиной, поскольку он не ученый сухарь, а пытливый горный мастер, жаждущий проникнуть в тайну подземных сокровищ и разыскать «волшебный камень» – неуловимый уральский алмаз, в существование которого мало кто верит.

Оттого работа Нестерова полна романтики научного поиска. И это не авантюризм из бездарных книжонок. Обывательские мифы о геологии автор высмеивает на первых же страницах, показывая, как смущают Нестерова «всякие несуразные вопросы о романтике профессии, о специфике работы, о приключениях. Чаще всего этих случайных вопрошателей интересовало как раз то, что в хорошо организованных экспедициях почти не случается: ночевки в лесу без палаток, болезни, голодовки, когда из-за плохой работы какого-нибудь снабженца вся экспедиция неделями кормится "с ружья"».

Геология пленяет и очаровывает величественными картинами природных процессов, из века в век меняющих лик Земли, – картинами, недоступными зрению обычного человека, но способными восхитить и поразить любого, кто знакомится с наукой о недрах:

«Он снова и снова оглядывал долину, почти уверенный, что стоит где-то на побережье бывшего Пермского моря, и эта догадка как бы подтверждалась обилием известняков, их голубым цветом; казалось, они пытались передать всю красоту и блеск морской воды, запечатленные ими в течение миллионов лет».

Свердловская киностудия, создавая фильм по книге Асанова, акцентировала внимание зрителя на сказочном элементе романа, одновременно с этим заметно расширила, развила пространство смыслов, входящих в горно-геологический бренд Урала, над которым уже столько лет подряд работали свердловские писатели и сценаристы.

Продолжение читайте завтра в ЖЖ… или прямо сейчас, скачав PDF-книгу!
Изучать брендинг территорий по открытому онлайн-курсу

Что читать?
Асанов Н.А. Избранные произведения: Волшебный камень. Роман; Открыватели дорог. Повесть. – М.: Советская Россия, 1986. 512 с.
Харитонов Т.В. Алмазоносность Урала. Обзор русской литературы. 3-я ред., перераб., испр. и доп. – Пермь: ПГНИУ, 2021. 1457 с., библ. 5540.

О людях, упомянутых в статье
Асанов Николай Александрович (1906–1974), писатель, журналист, в годы войны фронтовой корреспондент.
Tags: #Урал, #алмазы, #литература, #проза, алмазы, геобрендинг
Subscribe

Posts from This Journal “алмазы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “алмазы” Tag