geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Category:

Развитие советской горно-промысловой кооперации в Поволжье

Из книги "Горняцкие артели Нижнего Поволжья накануне и в первые годы сталинской индустриализации"

Продолжение. Начало см. здесь.

В период НЭПа развитие кустарно-промысловой кооперации на горных промыслах в Нижнем Поволжье прошло через три этапа, отразившие интенсивный поиск оптимальных форм кооперативного строительства для целей управления народным хозяйством, с одной стороны, и нужд ремесленников-кустарей, с другой. На первом этапе наблюдается создание смешанных объединений, в которые уже существовавшие на тот момент горняцкие и любые иные кустарно-промысловые артели интегрированы в качестве секций наряду с потребительскими, сельскохозяйственными и кредитными кооперативами. Второй этап начинается с середины 1920-х гг., когда происходит создание специализированных объединений по отраслевому признаку. К 1930 г. новая организационная система завершает свое формирование; на этом этапе отмечается создание новых артелей и реорганизация старых. Такая система просуществовала до второй половины 1950-х гг., после чего была ликвидирована в ходе хрущевской перестройки.


Несмотря на то что закреплявшими новую экономическую политику декретами «О промысловой кооперации» и «О сельскохозяйственной кооперации» утверждалось отделение кустарно-промысловой кооперации (как и сельскохозяйственной) от потребительской, в действительности традиции военного коммунизма сохранились и даже получили дальнейшее развитие в виде «кооперативного интеграла», под которым понималось создание смешанных форм кооперативного строительства [Ягов О.В., 2006 : 150]. В частности, в Саратовской губернии интегральное строительство кооперации началось в феврале 1922 г. со слияния Саратовского губернского союза производственных сельскохозяйственных кооперативов и Нижне-волжского кустарно-промыслового союза, в результате чего образовался Саратовский губернский союз сельскохозяйственной и кредитной кооперации (Сарсельскосоюз), который в конце 1924 г. поглотил городской союз трудовых артелей и кустарно-промысловых кооперативов г.Саратова, а также Корзинсоюз и Сарпинсоюз [idem : 151].

Экономически эта мера на начальном этапе была отчасти целесообразна, потому что: (1) способствовала активному вовлечению в кооперацию «неорганизованной массы кустарей», (2) снижала конкуренцию между различными видами кооперации, (3) упрощала для государства надзорные функции за деятельностью органов управления кооперативами и (4) позволяла промкооперативам работать с сельхоз- и кредитной кооперацией в тесной связке, без диктата посредников и скупщиков [idem : 152].

Заметим, что горняцкие артели очень слабо кооперировались в сравнении с остальными направлениями кустарных промыслов. Так, Немкустпромсоюз, образованный в конце 1923 г. постановлением Экономсовещания Области Немцев Поволжья, уже к 1 апреля 1926 г. объединял 77 первичных артелей в составе 10,5 тыс. человек, не охватив лишь около 500 кустарей, объединенных в 29 артелей; однако в основной массе вошедшие в кооперативное движение артельщики были заняты в сарпиночном (8980 чел.), соломоплетельном (500), веялочном (378) и корзиноплетельном промыслах (353) [Указатель… : 136; Фурман Е.Л., 2006 : 176]. Помимо них, в Немкустпромсоюз влились артельщики, занятые в кожевенном, портняжном, сетевязальном производстве и металлообработке, но не горняки, добывавшие бутовый камень и глину [Фурман Е.Л., 2008 : 24].

Неуклюжее управление столь громоздким объединением и финансирование кустарного отдела Сарсельскосоюза по остаточному принципу вредило работе кустарно-промысловых кооперативов, отчего в 1924 г. начался обратный процесс – агитация за отказ от «интеграла» [Ягов О.В., 2006 : 151]. Соответствующие решения принимаются на местах, например, на партийных конференциях – XVI-й Астраханской губернии, IX-й Царицынской губернии и т.д. Такие перемены во многом сопряжены с активной работой по экономическому районированию СССР, проводившемуся в 1920-е гг.

29 апреля 1925 г. на XIV-й конференции РКП(б) принимается резолюция «О кооперации», в тексте которой «интеграл» называется опасной болезнью и провозглашается курс на хозяйственную специализацию кооперативных объединений [idem : 153]. В ответ на этом 25 октября 1925 г. в Саратове учреждается самостоятельный Саркустпромсоюз – районный союз кустарно-промысловой кооперации, деятельность которого распространялась на всю территорию Саратовской губернии [idem : 152]. К концу 1927 г. завершается становление системы независимых, специализированных кустарно-промысловых союзов в Пензенской, Самарской, Саратовской и Ульяновской губерниях; эта система насчитывала 8189 человек в составе 167 артелей [idem : 155].

Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 26 апреля 1928 г. образован Нижне-Волжский край, объединивший по старой сетке Госплана Саратовскую, Сталинградскую, Астраханскую, часть Самарской области и Калмыцкую автономную область с последующим вхождением АССР Немцев Поволжья [М.И., 1928 : 3; Фурман Е.Л., 2008 : 179]. Новое районирование призвано было повысить ряд важных социально-экономических показателей территории в интересах концентрации ресурсов для индустриализации Поволжья, а именно [Гаврилов Л., 1928 : 12]:

(1) поднимало НВО на 7-е место среди остальных 18 районов РСФСР по удельному весу городского населения – 17,65% (980,1 тыс. чел.), т.е. превращало в район достаточной урбанизации;

(2) поднимало НВО на 8-е место по средней плотности населения, которая в 1926/27 г. определялась величиной в 17,1 чел. на 1 кв. км (средняя плотность по РСФСР – 5,1 чел. на кв. км);

(3) превращало НВО в район средней индустриализации по валовой продукции (3,2%) и по числу действующих заводов (5,3%). В том числе, согласно расчетам географического размещения цензовой промышленности, выполненным Н.М. Тоцким в 1928 г., по удельному весу горной и горнозаводской промышленности область вышла на 5-е место (4,4%) по РСФСР [ibid.].

Важно отметить, что по валовой промышленности НВО удельный вес соледобычи по стоимости валовой продукции составил только 0,6%, тогда как на добычу камня и глины приходилось 3,2–3,3% (против 1,4% довоенного времени (1912 г.)), а на обработку минералов в целях выпуска цемента, стекла, кирпича, извести и т.д. – 4,0% (близко к довоенному уровню – 4,9% (1912 г.)) [Гаврилов Л., 1928 : 10; Киреев М., 1928 : 16]. Тем самым был скомпенсирован существовавший ранее перекос, в силу которого горное дело Поволжья сводилось почти исключительно к соляному промыслу (на Эльтоне, Баскунчаке и астраханских озерах), выявлено подлинное значение местного производства стройматериалов. По областям, вошедшим в состав НВО, удельный вес валовой продукции за 1926–1927 гг., накануне реформы районирования, составил [Киреев М., 1928 : 17]:

(1) в сфере горной и горнозаводской промышленности: Астраханская – 6,6%; Сталинградская – 6,7% (за счет соледобычи и нефтеобработки);

(2) в сфере обработки минералов: Астраханская – 1,8%; Сталинградская – 0,3%; Саратовская – 8,8% (за счет цементного производства в г.Вольске).

Кооперация в регионе развивалась в системе Всекопромсоюза, краевым органом которого являлось Крайпромбюро, объединившее кустпромкредсоюзы: Астраханский, Саратовский, Сталинградский и два от Немреспублики (Немецкий кустпромкредсоюз и «Союз текстильщиков», он же «Немпромтекстильсоюз»), а также два товарищества от Калмыцкой области (в Элисте и в Калмыцком Базаре) [Храмцовский С., 1930 : 80]. Основная доля артельщиков – около 80% – приходилась на сельское население [idem : 72]. Крайпромбюро на 1929/30 г. были запланированы капвложения в добычу и обработку минерального сырья в размере 557 тыс. руб., что составило 309,9% к 1928/29 г. [idem : 84]; снижение себестоимости продукции в данном секторе запланировано на 12% [idem : 85].

В системе кооперации НВО продолжилась специализация, в т.ч. в горном деле в 1929 г. на основании положения Всекопромсоюза начал работу Саратовский межокружной промысловый союз по выработке строительных материалов и производству строительных работ – «Кооппромстройсоюз», объединивший все артели по выработке стройматериалов из минерального сырья, выведенные из Сарпромкредитсоюза (Р-126, оп.1, дд.31, 59).

Свое название Саратовский межокружной промысловый союз целиком, без изменений унаследовал от Саргорпромсоюза, существовавшего с февраля 1925 г. (Р-190, оп.1, 12 л.). Горные промыслы предшественника, однако, были развиты сравнительно слабо, в основном сводились к добыче глины для производства кирпича, которое осуществлялось на нескольких кирпичных заводиках. Кирпич шел главным образом на нужды сельскохозяйственного строительства, т.к. в Саргорпромсоюз активно включались сельскохозяйственные артели; например, в июле 1925 г. была включена земледельческая артель «Вишневая» Ртищевской волости, ранее состоявшая в Сердобском усельсоюзе (уездном сельсоюзе), упраздненном в октябре того же года.

Первое собрание уполномоченных стройартелей «Кооппромстройсоюза» состоялось 16 апреля 1930 г., тогда же был принят устав Союза. Юридическая деятельность началась 1 мая 1930 г. (Р-126, оп.1, д.16). Непосредственным руководителем Союза являлось правление из трех человек, избираемых на год собранием уполномоченных. Правление располагалось в Саратове по адресу: ул. Республики, 32 (с 23 марта 1932 г. – ул.Ленина, 91). В Кооппромстройсоюз вошли 22 артели из города Саратова, Аткарского, Балашовского, Вольского Камышинского, Пугачевского и Хоперского округов и АССР НП. Большинство этих артелей были организованы недавно, в частности, 17 из них действовали менее года. Стройартели объединяли 1738 чел. (Р-126, оп.1, д.17).

Решением 2 съезда уполномоченных от 5–7 мая 1931 г. союз был переименован в Саратовский межрайонный союз строительных артелей по выработке стройматериалов «Стромстройсоюз», который назывался также Стромобъединением (Р-126, оп.1, д.233).

В декабре 1931 артели перешли на хозрасчет и самостоятельное кредитование в Госбанке, что позволяло им самостоятельно, без централизованной координации заключать договоры добычи, производства и поставки заказчикам.

Но для работы многих артелей была характерна бесхозяйственность, неаккуратное ведение бухгалтерии и отсутствие взвешенных планов развития, что в первую очередь выражалось в отсутствии экономических обоснований под строительство минизаводов, которые возводились массово, что называется, «здесь и там», без учета местной потребности в стройматериалах и возможности доставки заказчику. В первую очередь сказанное касается кирпичных минизаводов, безудержное строительство которых подстегивал «кирпичный бум» 1927–1929 гг., когда в ответ на нужды строительства (потребность НВО в кирпиче выросла на 280% [Кулябко В., 1928 : 101]) на производство кирпича были брошены растущие капиталовложения: в Сталинградской области – 520 тыс. руб. за 1927/28 г., 727 тыс. руб. за 1928/29 г.; в Саратовской области – 256,5 тыс. руб. за 1927/28 г., 322,9 тыс. руб. за 1928/29 г. [Винавер И., 1928 : 29]. Артельщики наивно, без трезвого расчета поспешили «вписаться в конъюнктуру рынка».

Нерациональное строительство вело к срыву поставок и повышению себестоимости продукции, итогом чего стал финансовый кризис в горняцкой кооперации, разразившийся в 1932 г. Решением Нижне-Волжского Крайпромсовета от 7 мая 1932 г. из 30 артелей союза 16 были признаны нерентабельными и не подлежащими восстановлению, после чего они были ликвидированы (по другим сведениям, из 27 артелей осталось 15) (Р-126, оп.1, д.277). Уцелевшие артели еще на протяжении года продолжали испытывать последствия кризиса, к маю 1933 г. на их балансах отмечается полугодовая задолженность перед работниками. Совокупные убытки Стромстройсоюза на тот момент достигли 910 тыс. руб. по балансу (по факту, вероятно, порядка 2.500 тыс. руб.). Долги оценивались в 3,2 млн. руб., в счет их погашения имущество Союза начали распродавать банки.

По всей вероятности, Стромстройсоюз просуществовал по июль 1933 г., однако сведения о его ликвидации в архиве отсутствуют, как отметила по итогам переработки описей (25.08.2000) главный специалист отдела ИПС и ААТ Госархива Саратовской области Солопова Т.А.

Как видно, отказ от «интеграла» не привел к ожидаемому улучшению, но напротив, снизил финансовую дисциплину, чем спровоцировал кризис 1932–1933 гг. Кроме того, отказ от «интеграла» сильно замедлил процесс кооперирования кустарей: в 1925 г. доля кустарей, вступивших в промысловые кооперативы Саратовской губернии, составила 15,1%; в 1927 г. эта цифра составляла лишь 16% [Моисеев И., 1927 : 123]. При этом в губернии существенно вырос процент диких кустарно-промысловых кооперативов, т.е. незарегистрированных и не входящих в отраслевые объединения, дезорганизующих заготовку сырья для промышленности стройматериалов: за период с 1925 по 1927 гг. число «дикарей» выросло от 155 (54%) до 307 (78,9%) [idem : 121].

На 1928 г. кустарно-промысловой деятельностью в Саратовской губернии занимались 63.680 человек, из них в систему Саркустпромсоюза вошли 5500 человек, организованных в 104 производственных коллектива (артели, товарищества) [С-н П., 1928 : 127]. На добыче и обработке минералов трудились 1305 кустарей (2%), почти не кооперированных [idem : 126]. В кустарно-ремесленной промышленности Сталинградского округа на 1 октября 1929 г. на 7289 человек в системе промкооперации (в составе организованных, зарегистрированных артелей, кустарно-промышленных товариществ с кредитными функциями и др.) приходился 2761 человек в диких артелях и 20.002 неорганизованных кустаря [Занозин А., 1929 : 99].

Хуже всего кооперировались городские кустари. «Городской кустарь, тесно связанный с большим рынком, имеет возможность непрерывно сбывать свою продукцию. Деревенский же кустарь возможностей непосредственного сбыта своих изделий имеет значительно меньше, поэтому он вынужден больше работать на скупщика и посредника. Деревенский кустарь гораздо острее городского чувствует потребность в кооперировании» [idem : 125].

Ряд стройартелей губернии, однако, преодолел финансовый кризис 1932–1933 гг. и продолжил существование; так, промыслово-кооперативная артель «Шахтер» (г.Саратов) в 1934 г. успешно прошла ревизию (Р-2038, оп.1, д.13) и в дальнейшем работала до 1947 г. включительно. Некоторые артели претерпели реорганизацию и вошли в состав новых объединений. В частности, в 1934 г. саратовскими стройартельщиками был образован Закрытый рабочий кооператив Нижневолгопроекта и горнорудной промышленности г.Саратова (Р-788, оп.1).

Карта Нижне-Волжского края (кликнуть для увеличения)

Tags: #Поволжье, #СССР, #геология, #индустриализация, #история, #промышленность, Поволжье, история горного дела
Subscribe

Posts from This Journal “история горного дела” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments