geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

Феномен горняцкой артели в Нижнем Поволжье

История «созидания России» и колонизация Сибири представляются в действительности историею охотничьих и промышленных артелей, вслед за которыми потянулись деревенские общины.

П.А. Кропоткин



Из книги "Горняцкие артели Нижнего Поволжья накануне и в первые годы сталинской индустриализации"

Артель – одно из сложнейших и многообразных явлений в экономической истории России. Артельное начало производственной деятельности вырастает из ранних форм семейно-общинного трудового коллективизма («помочь», «супряга»), отчего на протяжении столетий принимало формы «артели-общины» либо «мирской артели» (в терминологии А.А. Малых), а нередко и существовало как семейная мастерская, семейный промысел [Новиков И.А., 2011 : 10]. Вероятно, община-мир создавала в себе артельные коллективы так же, как и порождала выселки – по сходным механизмам «почкования», в исторической взаимосвязи обоих процессов, отмеченной еще П.А. Кропоткиным [Кропоткин П.А., 2007 : 139]. Судя по государственным актам, собственно трудовая артель на добывающих или обрабатывающих промыслах оформилась в XVIII в., а затем, при смене аграрного этапа индустриальным во второй половине XIX столетия вылилась в кооперативное движение [Новиков И.А., 2011 : 10, 22]. Провести четкую границу между артелью-семьей, артелью-общиной, трудовой артелью и кооперативом исследователи нередко затрудняются; иные вообще называют все эти проявления артельного начала просто артелью, что, конечно, увеличивает путаницу и все же неизбежно из-за обилия переходных (промежуточных) форм хозяйственных союзов.


Можно утверждать, что к концу Первой мировой войны в стране уже не существовало характерной для доиндустриального этапа трудовой артели как неформального, самостоятельно учрежденного и основанного на договоре союза равноправных работников, связанных круговой порукой [idem : 24]. Артель вытесняется к тому моменту кооперативом, пусть даже и сохраняющим в дань традиции название артели, в котором, однако, важен не столько совместный труд, как в артельном союзе, сколько торгово-денежные отношения за счет управления имущественными паями [idem : 25]. Тем не менее изучение горняцких кооперативов в Нижнем Поволжье, занятых на добыче строительных материалов с дооктябрьского периода и до первых пятилеток включительно, показывает сохранение в них артельного духа:

(а) объединение пайщиков происходит все-таки на основе коллективного труда по разработке месторождений, т.е. на первом плане стоит трудовая деятельность, а не торгово-денежные отношения;

(б) горняцкая артель рождается спонтанно в ответ на потребности поселения (общины), адаптирует общинные принципы и трудовые горняцкие традиции к индустриальным порядкам и вливается в поощряемое сверху кооперативное движение как уже готовое промысловое объединение.

Воспроизводство хозяйственных рудиментов в новых условиях наивно объяснять исключительно простотой и привычностью артельного начала, но следует указать и на немаловажный дополнительный фактор – специфику добычи полезных ископаемых, обусловленную местными геологическими особенностями. Русло Волги образует крупнейший геологический разрез Русской равнины, в котором обнажаются отложения, содержащие месторождения полезных ископаемых; этот разрез наилучшим образом прослеживается по нагорной (правой) стороне, где размывается склон Приволжской возвышенности. Также реки Хопер и Медведица с их притоками пересекли складки Приволжской возвышенности несколькими разрезами, обнажающими месторождения, способные представлять какой-либо интерес [Челиков К.Р., 1967 : 31–34]. В Заволжье (Левобережье) перспективные древние отложения перекрыты чехлом молодых осадков, что затрудняло поиск здесь полезных ископаемых [Мартынова Е.Г., 2013 : 79].

Поэтому исторически сложилось, что горные промыслы с древнейших времен развивались главным образом вдоль русла Волги, преимущественно по нагорной стороне, а также кое-где в Правобережье, в районе Доно-Медведицкого вала; в Заволжье имелись слабо развитые промыслы преимущественно четвертичных и плиоценовых глин [idem : 79].

Нельзя не отметить относительно слабую изученность местного сырья в Нижнем Поволжье в дооктябрьский период, когда полезные ископаемые разрабатывались почти исключительно кустарным способом и для местного потребления. На нужды промышленности минеральное сырье, даже самое распространенное, закупалось заграницей. Например, находящийся близ залежей качественного песка Хватовский стеклозавод завозил кварцевый песок из Германии, платя от 27 руб. до 39 руб. 60 коп. за тонну [Бузик А., 1927 : 87; Бузик А.(б), 1930 : 120]. Аналогично обстояли дела и с глиной. Так, новоузенский завод «Стеклогаз» закупал огнеупорную глину тоже в Германии, платя за 1 тонну 60–70 руб. [ibid.; ibid.].

Хотя накануне и в годы индустриализации геологическая изученность Поволжья значительно улучшалась, промышленные кооперативы какое-то время не руководствовались рекомендациями геологов, а шли тропами старых камнеломщиков, тем более что многие кооперативы времен НЭПа складывались на основе артелей царской России, поэтому вели работу на участках, хорошо знакомых не одному поколению волжских кустарей, веками снабжавших свои поселения потребным минеральным сырьем.

Сказывалось и то, что в 1920-х гг. геологами (включая специалистов КЕПС) были опробованы многие заброшенные выработки, проведен анализ добывавшихся здесь ископаемых, так что наука не только указывала на новые месторождения, но нередко возрождала старые промыслы [Милановский Е.В., 1928 : 16].

Вдобавок выработка преобладающих в Поволжье ископаемых (песчаник, мел, глина и др.), особенно когда ведется для местных нужд, может осуществляться силами небольшого коллектива с применением простейшего инструмента, не требует организации крупных предприятий и больших капиталовложений, что отмечалось еще дореволюционными исследователями артельного труда на каменоломных промыслах [Воронцов В.П., 2013 : 346]. Поэтому горняцкий кооператив в Поволжье оставался по сути артелью, не имел необходимости меняться.

Зависимость горняцких артелей от старых мест промысла, от знаний, приемов и технологий горного дела в конечном итоге способствовала консервации многих артельных традиций.

Существенным же отличием советского кооператива от трудовой артели являлась его ориентация на расширенное воспроизводство. Горняцкая артель до 1914 г. могла состоять всего из 4–5 крестьян, которые ломали камень в минимальном количестве, для снабжения главным образом своего поселения; нередко наблюдалось, что ломку известняка или мела, например, ведет один крестьянин, артель же образуется временно – ради совместного обжига для производства извести [idem : 332–333]. После 1917 г. кооперативы-артели нацелены на активную разработку месторождений, зачастую стремятся возвести при себе небольшой заводик. Данная ситуация определяется экономическими условиями, в которых проявились последствия Первой мировой войны.

Фонд зданий и сооружений в городах Нижнего Поволжья за годы Первой мировой подвергся повышенному износу, связанному, во-первых, с перенаселением беженцами и, во-вторых, с эвакуацией учреждений и предприятий. Например, в Саратов были эвакуированы Киевский университет, Коммерческий Институт, Химический Русско-Балтийский завод, завод «Жесть» и другие объекты, к чему город оказался не готов [Токарский Г., 1927 : 130–131]. Разумеется, за время последовавшей в 1918 г. Гражданской войны эта проблема не решалась, но накануне индустриализации требовалось принять меры по снабжению городов и поселков дешевыми, не привозными стройматериалами.

Ставка на деятельность только гигантских предприятий в областных центрах была бы экономически нецелесообразной, т.к. эти заводы без «экосистемы» из мелких артелей по мере развертывания поглощали бы ресурсов больше, чем производят. Вдобавок городская промышленность стройматериалов, поначалу не способная обеспечить себя в полной мере, тем более не смогла бы удовлетворить потребности деревень и поселков. Хуже того, если бы экономика располагала возможностями для перевозки сколь угодно большого количества стройматериалов из города в деревню (а она ими не располагала), то по себестоимости и по срокам такое строительство лишалось бы смысла. Инженер В.П. Некрасов охарактеризовал ситуацию следующим образом: «Выход в одном – в индивидуальном, буквально поуездном изучении свойств местного сырья, в изучении способов простейшего, почти непосредственного превращения их в материал и в постепенном внедрении способов производства улучшенных материалов непосредственно на местах, в нескольких пунктах производства, с артелей и кооперативных товариществ и т.д.» (выделено В.П. Некрасовым) [Некрасов В.П., 1926 : 176].

Следовательно, выход из положения виделся в кооперировании множества волжских кустарей и диких артелей. Заметим также, что Первая мировая война принесла разорение значительной части поволжского крестьянства; скажем, в 1917 г. в Саратовской губернии только у 16% крестьян хватало своего хлеба до нового урожая, что побуждало хлебопашцев массово уходить в промыслы, отчего число кустарей-одиночек и диких артелей заметно выросло в сравнении с 1914 г. [Ягов О.В., 2009 : 24]. В районах, где традиционно процветали всевозможные промыслы и ремесла, количество кустарей поднялось выше среднего по стране, например, в немецких колониях в 1917 г. числилось 22.598 человек, занимавшихся кустарными и отхожими промыслами (максимум приходился на правобережные кантоны – 15.991 чел., или 70,8%) [Гольц И., 1930 : 123].

Таким образом, в начале НЭПа экономика Поволжья располагала внушительным резервом рабочей силы, пригодной для труда на горных промыслах; организовать же коллективный труд кустарей по добыче полезных ископаемых можно было через систему кооперации.

Продолжение: часть 2, часть 3, часть 4, часть 5

Карта Нижне-Волжского края (кликнуть для увеличения)

Tags: #Поволжье, #СССР, #артель, #геология, #индустриализация, #история, Поволжье, история горного дела
Subscribe

Posts from This Journal “история горного дела” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments