geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

Артель геологов – неизученный эпизод в истории русского горного дела

Учредители Артели геологов-специалистов

Одним из наименее изученных моментов в истории горного дела в России является создание 24 мая 1916 года так наз. трудовой артели геологов-специалистов. Объединение учредила группа коллег по Петербургскому Горному институту, которых объединяло в первую очередь то, что они являлись друзьями и бывшими учениками Леонида Ивановича Лутугина (1864–1915), небезызвестного геолога, основоположника нового метода детального геологического картирования, неутомимого исследователя богатств Донецкого бассейна, которому ученый посвятил более 20 лет жизни. Лутугин, по свидетельству его учеников, не был блестящим лектором [9 : 33], однако брал другим – увлеченностью делом, глубокими знаниями, профессионализмом, а главное – талантом передать молодым геологам и горным инженерам практические знания и умения, полезные в полевой работе. Привлекал он молодежь еще и общественной позицией, поддержкой политических студенческих выступлений.

Учредителями артели являлись: профессор Владимир Иванович Бауман, бывший сокурсник Лутугина, а заодно его деверь (муж сестры – Ольги Ивановны Лутугиной); геологи Николай Федорович Погребов, ученик Лутугина с 1891 г., и Авенир Авенирович Снятков, ученик с 1901 г.; горные инженеры Павел Ильич Бутов, ученик с 1906 г., Александр Александрович Гапеев, ученик с 1908 г., и Василий Иванович Яворский, ученик с 1909 г. [8; 10].


Лутугин и БауманВладимир Иванович Бауман (1867–1923) – видный геофизик и геолог-маркшейдер, т.е. специалист по геометрическому измерению форм, размеров и структуры месторождений полезных ископаемых. Выпускник Горного с 1890 г., В.И. Бауман в 1899 г. был избран профессором по только что созданной в институте кафедре геодезии и маркшейдерского дела – первой в стране. Подобно Лутугину, Владимир Иванович много работал на месторождениях Донбасса, в том числе с 1909 по 1913 гг. выполнил государственную триангуляцию угольного бассейна, после которой начался все проводимые здесь работы по маркшейдерской съемке стали проводиться в единой системе координат, названной в честь автора «системой координат Баумана». Умер после тяжелой болезни [2].

На фото: Л.И. Лутугин (слева) и В.И. Бауман

Николай Федорович Погребов (1860–1942), геолог и гидрогеолог, то есть специалист по подземным водам. В дооктябрьский период наиболее известен своими исследованиями подземных вод северо-запада Европейской России, оползневых процессов в Среднем Поволжье и Крыму, а также открытием в 1902 г. Прибалтийского бассейна горючих сланцев. В советское время входил в состав Сапропелевого комитета Комиссии по изучению естественных производительных сил (КЕПС), в дальнейшем – профессор Ленинградского горного института, один из составителей первой гидрогеологической карты CCCP (1940–1941). Скончался от лишений в блокадном Ленинграде [5].

Авенир Авенирович Снятков (1877–1919) – специалист в угольной геологии. Выполнял работы по картированию Донецкого, Кузнецкого и Челябинского угольных бассейнов, участвовал в открытии Ухтинских (1898) и Челекенских (1908) нефтяных месторождений, Берчугурского (1911) и Камышинского (1914) угольных месторождений, Прокопьевско-Киселевского угольного района (1916). Умер, заразившись тифом при обследовании Тотемских солеваренных заводов [1; 6].

Павел Ильич Бутов (1882–1937) – специалист по геологии углей и гидрогеологии. В дооктябрьский период наиболее крупными его работами были исследования подземных вод в Санкт-Петербурге и окрестностях (под руководством Н.Ф. Погребова, 1906–1910), а также исследования кузбасских углей. В советское время входил в состав Сапропелевого комитета КЕПС, заведовал кафедрой гидрогеологии в Ленинградском Горном институте. Репрессирован в 1937 г. [7].

Александр Александрович Гапеев (1881–1958) – сотрудник Геологического комитета, исследователь углей Урала, Донбасса, Сахалина, Северо-Восточного Казахстана и Кузбасса, определивший последний крупнейшим угольным бассейном России. В советское время – заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1933), доктор геолого-минералогических наук (1934) [4].

Василий Иванович Яворский (1875–1974) – геолог и палеонтолог, специалист по геологии (в особенности угольной) Среднего Урала, однако наиболее прославился исследованиями Кузнецкого бассейна. В советское время удостоен звания Героя Социалистического Труда (1971); доктор геолого-минералогических наук (1935), профессор (1946) [3].

Созданию артели предшествовали неприятные обстоятельства. Начиная с 1912 г. в Геологическом комитете наметилось ухудшение психологического климата отчасти из-за появления новых кадров, отчасти из-за того, что карьера испортила некоторых старых специалистов, в прошлом достойных и авторитетных, например, таких как известные исследователи уральских недр А.А. Краснопольский, Н.К. Высоцкий и др. В 1912 г. у Лутугина случился конфликт со старшим геологом Николаем Константиновичем Высоцким (1864–1932), который на одном из заседаний бестактно осведомился, отчего обязанности секретаря Присутствия возложены на Н.Ф. Погребова, не имеющего надлежащего образования. Лутугин уже давно, с 1907 г., не состоял в Комитете, однако в резкой форме вступился за ученика и коллегу [9 : 58]:

– Кто находится за этим столом – люди или мебель? Какое Вы, Ваше превосходительство Высоцкий, имеете право оскорблять Погребова?

С тех пор стала расти напряженность между Лутугиным и его друзьями, с одной стороны, и руководством Комитета, с другой. В январе 1914 г., после внезапной кончины директора Комитета, академика Ф.Н. Чернышева, на пост исполняющего обязанности директора назначают Карла Ивановича Богдановича (1864–1947), отличного специалиста и некогда единомышленника Лутугина в вопросе о бюрократах от науки. Увы, теперь Карл Иванович перенял многие манеры у «превосходительств», и былое единодушие покинуло его отношения с «командой Лутугина».

В новой должности Богданович начинает проявлять непомерное административное рвение, в том числе «вследствие пожелания Государственного Совета» дает обещание товарищу министра Д.П. Коновалову к лету 1914 г. подготовить и отдать в печать не менее шести выпусков геологической (а по сути – детальной, промышленно-пластовой) карты Донецкого бассейна. Однако исполнить обещание не имелось ни малейшей возможности, так как, согласно рапорту Л.И. Лутугина от 26 марта 1914 г., первые три выпуска карты было реально издать лишь осенью 1915 г., оставшиеся восемь – в течение 1916 г. [8 : 147].

Виноватыми в том, что обещание Богдановича оказалось неисполнимым, выглядели участники донецких работ – Л.И. Лутугин и его друзья. А.А. Гапеев, А.А. Снятков и В.И. Яворский не смогли вынести удар по репутации и вышли из Геологического комитета. Лутугин, имевший к тому времени большой опыт консультирования частных горнодобытчиков, предложил им оставить работу на Донбассе и присоединиться к нему в исследованиях углей Кузнецкого бассейна.

Земли Кузбасса принадлежали царскому семейству, которое в 1913 г. передало здешние месторождения каменного угля в концессию бывшему сенатору Владимиру Федоровичу Трепову (1863–1918), брату генерал-майора Свиты Д.Ф. Трепова, более известного как «диктатор 1905 года». Концессионер передал права на земли франко-немецко-бельгийскому Обществу каменноугольной промышленности Кузнецкого бассейна («Копикуз»), которое и должно было непосредственно заниматься исследованиями и горными работами. Директор-распределитель Общества, горный инженер Иосиф Иосифович Федорович (1875–1937) сразу же, в 1913 г., обратился за помощью к Л.И. Лутугину [8 : 150–151]. И вот теперь, когда Леонид Иванович больше не мог сотрудничать с Геологическим комитетом в работе над картированием Донбасса и собственно Донецкая группа геологов распалась, наступил подходящий момент воспользоваться приглашением.
Акция Копикуза

С началом лета Л.И. Лутугин приезжает на Кемеровский рудник; за своим бывшим наставником последовали П.И. Бутов, А.А. Гапеев, А.А. Снятков и В.И. Яворский [idem : 152]. Так сложился костяк той команды, которая в дальнейшем сформирует трудовую артель.

На конфликт с Геологическим комитетом наложились проблемы Вольного экономического общества, в котором Л.И. Лутугин состоял вице-президентом. Полиция сочла, что распространяемые ВЭО книги имеют «вредное для нижних чинов содержание», и 30 января 1915 г. деятельность Общества была приостановлена министром внутренних дел до снятия в Петрограде особого положения [idem : 156–157]. Леонида Ивановича это сильно расстроило. Вдобавок шла война, и ученый горько переживал, что отсиживается «в тылу тыла» [idem : 155], порывался поехать на фронт. Силы геолога истощились до предела, и 17 августа 1915 г., в один из приступов застарелой астмы, Л.И. Лутугин умер на Кольчугинском руднике (ныне г.Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области) [idem : 159].

Лутугин на Кузбассе

Л.И. Лутугин на Кузбассе

Тело Леонида Ивановича спустя 10 дней доставил в Петроград его деверь. Вероятно, в эту скорбную поездку В.И. Бауман тесно пообщался с командой Лутугина и тогда же друзья впервые обсудили планы на будущее.

Но артель – вопрос завтрашнего дня. А пока, в сентябре 1915 г., Бауман и Погребов хлопочут о том, чтобы почтить память учителя учреждением народного университета, носящего имя Л.И. Лутугина. 12 сентября оба геолога, заручившись поддержкой других ученых, а также писателей и общественных деятелей, выступают с этим проектом на Общем собрании Русского технического общества. «Смело можно утверждать, что Л.И. Лутугин – единственный из геологов, чье имя (пусть и после смерти) объединило одной идеей столь разных людей: князей Вл. А. Оболенского и Д.И. Шаховского, графа И.И. Толстого, писателей А.М. Горького, В.Г. Короленко и В.В. Вересаева, политических деятелей разных направлений – А.Ф. Керенского, Е.Д. Кускову, Н.В. Чайковского и др.» [idem : 162–163].

Лутугинский университет открылся в 1916 г. и просуществовал до 1922 г.; в нем функционировали пять отделений – академическое, научно-популярное, общего научного самообразования, познания России и горного дела. В.И. Бауман вошел в число лекторов [idem : 164].

Инициативу не пришлось проталкивать, ее радостно подхватили широкие круги общественности. Поэтому весной 1916 г. Бауман и бывшие воспитанники Лутугина переключаются на другой проект: приступают к созданию, как бы мы сегодня сказали, научно-консалтингового центра. Объединение прошло регистрацию в Петрограде под официальным названием «Артель геологов-специалистов», как значилось на вывесках и на печати [10 : 3]. Хотя юридически и организационно оно представляло собой скорее кооператив, чем артель, так как уставом предусматривалось формирование оборотного капитала из членских взносов по 500 руб. с каждого вступившего в артель (выплата возможна с рассрочкой, но не менее 200 рублей для первоначального взноса) [idem : 3–4]. Но такова дань уважительного отношения к общинно-артельному началу в национальной экономике, возникшего среди интеллигенции еще под влиянием народничества, а после 1900 г. переросшего в своеобразный тренд кооперативного движения, несмотря на постепенное исчезновение самих артелей.

Согласно уставу, «Артель геологов» создавалась «для исполнения геологических, разведочных и поисковых работ, а также для всестороннего научного освещения и разработки вопросов, связанных с изучением земных недр областей Европейской и Азиатской России» [idem : 1]. Сфера деятельности членов «Артели» включала в себя [idem : 1–2]:

– производство поисков, разведок и добычи полезных ископаемых повсеместно в Российской Империи;
– справочную и консультативную деятельность по вопросам геологии, гидрогеологии, рудных месторождений, горного и маркшейдерского искусств и т.п.;
– издание журнала, посвященного вопросам, входящим в круг деятельности артели.

Деятельность артели оставалась сосредоточена преимущественно в пределах Кузнецкого каменноугольного бассейна, где геологи вели научные исследования, решали прикладные задачи по проектированию и открытию новых шахт, консультировали банки касательно кредитования кузбасской горной промышленности. В ходе выполненных работ А.А. Гапеев показал, что предварительные оценки запасов кузбасского угля неточны, занижены раз в 20 и составляют в действительности 250 млрд. тонн, а не 12,5 млрд., как предполагалось [4].

Геологическая карта Кузнецкого угольного бассейна

Уже в 1917 г. «Артель геологов-специалистов» начинает распадаться, так как ученые оказались востребованы в других проектах. А.А. Снятков в 1917 г. уезжает в США для изучения организации американской угольной промышленности. В.И. Баумана в 1918 г. приглашают преподавать маркшейдерское искусство в Томский технологический институт, а затем, в 1922 г., – в Московскую горную академию. Остальные специалисты с началом Гражданской войны вовлекаются в текущую деятельность Комиссии по изучению естественных производительных сил: некоторые по-прежнему по геологии угля, а другие (Н.Ф. Погребов, П.И. Бутов) будут переброшены на более актуальные на тот момент задачи поиска и разведки горючих сланцев.

Источники:
1. Вебер В.Н. Горные инженеры: А.А. Снятков // Рудники Урала. – uralmines.ru
2. Владимир Иванович Бауман. – biografija.ru
3. Каримов Т. Василий Иванович Яворский // Герои страны. – warheroes.ru
4. Новиков В.Я. А.А. Гапеев – ученый, педагог, человек. – novikovv.ru
5. Погребов Николай Фёдорович // Википедия. – ru.wikipedia.org
6. Снятков Авенир Авенирович. – famhist.ru
7. Павел Ильич Бутов // Уголь Кузбасса. – www.2013.uk42.ru
8. Романовский С.И. Леонид Иванович Лутугин (1864–1915). – СПб.: Наука, 1997. 191 с. – (Научно-биографическая литература).
9. Степанов П.И. Воспоминания геолога // Памяти академика П.И. Степанова. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1952. – С.5–118.
10. Устав трудовой артели геологов-специалистов в г. Петрограде. – Петроград: Тип-я М.М. Стасюлевича, 1916. 16 с.

Также в работе над статьей использовались материалы блога blog_10101
Tags: #Донбасс, #Кузбасс, #Россия, #артель, #геология, #история, #уголь, история горного дела
Subscribe

Posts from This Journal “история горного дела” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments