geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

В.О. Ключевский – первый геолог русской истории

Василий Осипович КлючевскийК 180-летию со дня рождения Василия Осиповича Ключевского

На рис.: В.О. Ключевский около 1865 г.

Василий Осипович Ключевский (16(28).01.1841–15(25).05.1911), 180 лет со дня рождения которого исполняется в текущем январе, считается одним из основоположников экономической истории России [3]. Менее известно то, что он первым ввел в науку представление о роли геологического фактора среды в российской истории. Данный фактор ученый рассматривал в качестве неотъемлемой части того совокупного влияния природно-географических условий, которые веками формировали «национальный характер» (менталитет народа).

Страстные поклонники географического детерминизма различно толковали (и продолжают толковать) действие внешней среды:

  • иногда вульгарно-упрощенно, например: под северным солнцем живут народы хладнокровные, под южным солнцем – народы пылкие;

  • иногда геополитически продуманно: есть народы передовые, цивилизованные, а есть примитивные, отсталые, неисторические, и первые должны направлять вторых (т.е. править вторыми).

Ключевского часто подозревали в географическом детерминизме, но вряд ли справедливо.

Конечно, подход историка в дань эпохе кое-что перенял из «теорий» вульгарно-упрощенных и геополитических. Есть в его трудах и набившие оскомину своей наивностью рассуждения про «великорусский авось», и стереотип о чуждости русских эстетике, разбиваемый в прах исследованиями народного искусства. Нередко случалось Василию Осиповичу противоречить самому себе, лишь бы следовать генеральному течению убогой исторической «мысли»-вымысла. Так, Ключевский заявлял, будто выросший в лесных дебрях «великоросс лучше работает один... и с трудом привыкает к дружному действию общими силами» [4 : 315], но на другой странице рассказывал про историческую службу русской реки, которая приучала народ к общежитию и общительности, к артельному труду [idem : 85].

Освободиться от этой идеологической отравы историк не имел возможности, от нее никто не свободен даже сегодня, по прошествии 110 лет по смерти В.О. Ключевского. Негоже судить ученого за печальное состояние его науки, тем более что историку всё-таки удалось выработать собственную систему взглядов.

Достижением Ключевского нужно признать то, что действием природно-ландшафтной обстановки Русской равнины он объяснял формирование народной сметливости как умения жить и обустраивать быт в заданных условиях: «Человек поминутно и попеременно то приспособляется к окружающей его природе, к ее силам и способам действия, то их приспособляет к себе самому, к своим потребностям, от которых не может или не хочет отказаться, и на этой двусторонней борьбе с сами собой и с природой вырабатывает свою сообразительность и свой характер, энергию, понятия, чувства и стремления, а частью и свои отношения к другим людям» [idem : 78–79].

Сумму навыков выживания и домостроительства (экономии), присущих каждому народу в конкретной географической обстановке, ученый обобщал под названием бытовая практика [idem : 64], что объединяло и технологии природопользования, и оформлявшую их культурную жизнь – народный календарь с его циклом праздников, обрядов, поверий и примет, в которых народ «отлился весь… со своим бытом и кругозором, со своим умом и сердцем; в них он и размышляет, и наблюдает, и радуется, и горюет, и сам же подсмеивается и над своими горями, и над своими радостями» [idem : 315].

Основными природными факторами в формировании и развитии национальных бытовых практик Ключевский называл лес, степь и реку [8 : 993]. Через бытовые практики перечисленные факторы объединялись с экономическим фактором российской истории, что выражалось в таких значимых историко-экономических процессах, как: (а) многократная внутренняя колонизация пространства страны; (б) развитие речного сообщения, торговли и внутренних рынков; (в) выход на внешние рынки и, как следствие, внешние экономические и политические связи государства [2].

В совокупности означенные процессы тесно связаны взаимным влиянием на баланс хлебопашества и «добывающей промышленности» (промыслов): длительное время хлебопашество развивается активно там и тогда, где и когда меньше выход на внешние рынки; между тем промыслы (бортничество, пушной промысел, солеварение и др.) процветают там и тогда, где процветает внешняя торговля [idem : 256]. «Получилось, что на открытом днепровском черноземе Русь усиленно эксплуатировала лесные богатства и торговала, а на лесистом верхневолжском суглинке стала усиленно выжигать лес и пахать» [ibid.].

Вопрос о влиянии леса, степи и рек на российскую историю в системе взглядов В.О. Ключевского сегодня изучен достаточно детально, прослежена преемственность между В.О. Ключевским и его предшественниками, признававшими роль географического фактора – С.М. Соловьевым [7 : 65], А.П. Щаповым [6 : 434]. Однако при этом, к сожалению, от взгляда биографов Ключевского ускользает то принципиально новое, что он привнес в историческую науку – вопрос о геологическом факторе, о роли геологического строения Русской равнины в истории Российского государства.

Отчасти такое невнимание обусловлено тем, что в данном направлении Василий Осипович, будучи первопроходцем, не успел сделать каких-либо открытий, лишь наметил программу предстоящих исследований. С другой стороны, большинство историков, в отличие от В.О. Ключевского, не обладают требуемыми познаниями в геологии, отчего не могут ухватить смелую мысль своего учителя.

К слову, именно поэтому сегодня любой историк, заводя разговор о роли географического фактора, фактически описывает фактор природно-климатический; география для историков – это всегда «беседа о погоде», начиная с многотомного опуса С.М. Соловьева и заканчивая современными бестселлерами «Почему Россия не Америка?». Подняться до уровня Ключевского очень непросто.

В лекции III «Курса русской истории» ученый дает обзор геологического происхождения Русской (Восточно-Европейской) равнины, объясняя образование доминирующих форм ее рельефа и особенности строения и распределения почвенного покрова [4 : 68–69]. Для Ключевского крайне важно подчеркнуть три факта, имеющих значение в исторических исследованиях: во-первых, относительную геологическую молодость равнины («поверхность нашей равнины сравнительно нового образования» [idem : 69]); во-вторых, формирование равнины на месте дна отступившего моря; в-третьих, Русская равнина, несмотря на однообразие в больших масштабах, имеет локальные природные особенности, «которые также связаны тесно с геологическим образованием страны» [ibid.].

Задача В.О. Ключевского – кратко, быстрыми мазками обрисовать впечатляющую картину отступления морских вод, простиравшихся от Карпат до Урала и образовавших впоследствии Черное, Каспийское и Аральское моря. Картина эта нужна как пролог к заселению народами обнаженного морского дна, еще несущего в рельефе как бы следы волновой ряби, и развитию агрокультуры на глинисто-песчаных пластах, отложенных на дне бывшего моря. Оттого и перечень основных стихий природы, составляющих природно-географические условия равнины, дополнен у Ключевского «угрожающими явлениями», которые являются по своей природе геологическими: «В черноземных и песчанистых местах России есть два явления, которые, будучи вполне или отчасти продуктами культуры, точнее говоря, человеческой непредусмотрительности, стали как бы говоря, географическими особенностями нашей страны, постоянными физическими ее бедствиями: это овраги и летучие пески» (выделено В.О. Ключевским) [idem : 88].

Комментируя «Курс русской истории», заметим вдогонку, что геологический фактор влияет на исторический процесс еще и через богатства земных недр. Описывая прошлое нашего Отечества, каждый непременно упомянет скифское золото, Москву белокаменную, медный бунт, Демидовские и Строгановские заводы, пермскую соль… и нефть марки «Urals». А ведь всё перечисленное – лишь наиболее яркие из тысяч примеров того, как добыча минеральных ресурсов накладывается на перипетии российской истории.

Как ни странно, Ключевского мало интересовали подземные богатства, зато занимало геологическое прошлое ландшафта, где развертывается исторический процесс. Ученый принципиально отказывался понимать ландшафт как некое абсолютное, пассивно-статичное вместилище, испокон веку данное и существующее вне времени. Мы видим, что ландшафт у Ключевского живет своей жизнью, живет сквозь миллионы лет, его преображают всевозможные геологические явления, причем некоторые из этих явлений (вроде овражной эрозии) могут быть вызваны хозяйственной деятельностью человека. И здесь историк перекликался с В.И. Вернадским, видевшим в человечестве геологическую силу.

Геология настолько овладеет мыслями Ключевского, что ученый станет прибегать к ее терминологии даже в целях иносказания, исторической метафоры. Так, незадолго до смерти, 110 лет назад, характеризуя политическую ситуацию в России, Василий Осипович отметит в своем дневнике, что общество наше еще в гражданском отношении молодо, проходит «периоды геологического образования» (запись от 30.01.1911) [3 : 315].

Немногим позднее идеи Ключевского найдут отражение в работах некоторых геологов: Д.Н. Анучин напишет о геологическом прошлом Москвы как предпосылке ее географического настоящего [1]; Е.В. Милановский отметил основание городов и поселков в Среднем и Нижнем Поволжье на террасах, сложенных «шоколадными» глинами Хвалынского моря [5 : 106]; последуют и другие ценные наблюдения.

Предложенная Ключевским схема не проработана в деталях, но достаточна как программа дальнейших исследований в этом направлении. И такие исследования необходимы, исторической науке требуется помощь геологов.

Источники:
1. Анучин Д.Н. Геологическое прошлое и географическое настоящее Москвы // Москва в ее прошлом и настоящем. Вып.1. Ч.1. – М.: Московское Книгоиздательское Товарищество «Образование», 1909. С.9–25.
2. Васильев Ю.А. В.О. Ключевский как основоположник экономической истории России / Ю.А. Васильев, А.Э. Касанова Торрес // Власть. – 2020. – №03. – С.255–259.
3. Ключевский В.О. Дневниковые записи 1902–1911 гг. // Письма. Дневники. Афоризмы и мысли об истории / Сост. Р.А. Киреева, А.А. Зимин; отв. ред. М.В. Нечкина. – М.: Наука, 1968. – С.305–317.
4. Ключевский В.О. Курс русской истории // Собр. соч.: в 9 т. Т.I. Ч.1. / Под ред. В.Л. Янина; предисл. В.Л. Янина, В.А. Александрова; послесл. и коммент. В.А. Александрова, В.Г. Зиминой. – М.: Мысль. 1987. 430 с.
5. Милановский Е.В. Геологический очерк Поволжья. Путеводитель по Среднему Поволжью. – М.: Издание М. и C. Сабашниковых, 1927. 140 с.
6. Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. – М.: Наука, 1974. 638 с.
7. Первушина О.В. Природно-географические основания формирования культуры России: проблемное поле исследования // Мир науки, культуры, образования. – 2007. – №4(7). – С.65–68.
8. Солманидина Н.В. В.О. Ключевский о роли природы как социального фона и потенциала формирования русского народа и его ментальности // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. – 2012. – №27. – С.989–993.
Tags: #inmemoriam, #история, #наука, #юбилей, занимательная наука
Subscribe

Posts from This Journal “занимательная наука” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

Posts from This Journal “занимательная наука” Tag