geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

Д.С. Худяков: «Плиозавр директора Журавлёва»

молодой Д.С. Худяков на саратовском телевиденииНа фото: молодой Д.С. Худяков на саратовском телевидении

24 декабря на 93-м году жизни скончался старейший и, не побоюсь превосходной степени, авторитетнейший из саратовских краеведов – Дмитрий Сергеевич Худяков (1928–2020). Человек, прививший мне интерес к геологии и укрепивший мою любовь к Поволжью.

В память о нем я приглашаю читателей ознакомиться с небольшим фрагментом из написанной Дмитрием Сергеевичем 30 лет назад книги «Путешествие по берегам морей, которых никто никогда не видел» – эталона просветительского издания для детей и юношества, блестящего образца популяризации науки.

В избранном мною фрагменте речь ведется о другом краеведе земли Саратовской – директоре Пугачевского краеведческого музея Константине Ивановиче Журавлеве. К.И. Журавлев родился 14(27) октября 1901 г. в семье учителя из д.Варваровки Николаевского уезда (г.Пугачев в ту пору, до его переименования Василь Иванычем Чапаевым, носил название Николаевска). Пугачевский музей занимал бóльшую часть жизни Журавлева – с момента основания в виде мелкой «кунсткамеры» в 1919 г. и до 1942 г., когда Константин Иванович, на тот момент 20 лет возглавлявший музей, вынужден был покинуть директорский пост по здоровью. Впрочем, отойдя от руководства, Журавлев продолжал заниматься научной и музейной работой до самой смерти, последовавшей 29 января 1950 г. Наиболее примечательные открытия и находки Журавлева связаны с Савельевским сланцевым рудником, горючие сланцы которого образовались на дне так называемого Волжского моря в юрском периоде и потому хранят в себе массу окаменелых останков доисторических существ.

То, что и как рассказал Дмитрий Сергеевич о К.И. Журавлеве, краевед о краеведе, сообщает ничуть не меньше о личных качествах и характере самого Д.С. Худякова.


К.И. Журавлев рядом с черепом мамонта
На фото: К.И. Журавлев рядом с черепом мамонта

Плиозавр директора Журавлева


В один из мартовских дней 1933 года директор Пугачевского краеведческого музея Журавлев получил короткую записку: «В шахте № 1 найдены кости. Срочно приезжайте».

Депеша была из нового рудничного поселка, расположенного в 30 километрах к югу от города. Оставив все дела, Журавлев в тот же день выехал туда поездом, кружным путем через станцию Рукополь. Прямую дорогу весна уже успела сделать непроходимой.

С того момента, когда на берегу Сакмы появился первый карьер для добычи горючих сланцев, а проектировщики начали размечать штольню первой шахты, Константин Иванович стал часто бывать в этих местах.

Жизнь рудника складывалась трудно. Заволжская степь. Летом – зной, зимой – стужа и бураны. В выработках – сыро, тяжелый воздух. Вся «механизация» – понурые рудничные лошади. Основные орудия – кайло, лопата. Свет – тусклый керосиновый фонарь.

Одежда – негнущаяся брезентовая роба, обувь – лапти из веревок. Дома в поселке – тесные бараки. На улицах в непогоду грязь по колено или снег по пояс. В рабочей столовке – ржаная затируха. Вода – с противным привкусом солей. Баня – раз в три недели, за 6 километров. Идешь – бери с собой дрова...

Труд рабочих на Савельевском сланцевом руднике
Труд рабочих на Савельевском сланцевом руднике. Фото К.И. Журавлева (январь 1932 г.).

Журавлев понимал: тем, кто добывает «горючий камень», пока не до юрских пресмыкающихся. Но он также чувствовал: ждать, пока наладится жизнь, нельзя. Каждый день в забоях вместе с пластами сланца дробились остатки обитателей древнего моря и исчезали в отвалах пустой породы. Уходили в небытие уникальные «документы» истории планеты.

Дел и забот у директора музея, естественно, хватало. С трудом выкроив день-другой, он спешил на рудник. Заходил в карьеры, спускался в шахты, осматривал кучи добытого сланца и понимал: одному за всем не уследить. И потому в каждый приезд собирал рабочих, показывал находки, рассказывал о древних морях, учил отличать обломки костей от кусков породы. И люди, уставшие после смены, полуголодные, неустроенные, слушая о далеком прошлом своего края, загорались интересом к тем камням, которые каждый день мелькали перед ними.

Заканчивая очередную беседу, Константин Иванович просил сообщать ему, «если что встретится»...

Просьбы эти не остались без ответа. Уже на второй год работы рудника Журавлева вдруг срочно вызвали на первую шахту. Там была обнаружена значительная часть скелета огромного ихтиозавра, имевшего при жизни длину не менее десяти метров. Вскоре и во второй шахте удалось добыть почти полный скелет рыбоящера. И вот теперь опять что-то найдено в штреке шахты номер один...

На этот раз находка состояла из девяти больших глыб прочной известковистой породы. Они были частями огромной конкреции, минерального образования, находившегося в слоях сланца и преградившего путь горнякам. Разбивая его, рабочие увидели кости и сразу же известили об этом директора музея.

Ихтиозавр и плиозавр-лиоплевродон
Ихтиозавр (внизу) и плиозавр-лиоплевродон

В первом из девяти кусков конкреции, уже поднятом к приезду Журавлева на поверхность, отчетливо просматривался обломок челюсти и острые, слегка изогнутые зубы какого-то огромного морского хищника. А в тех глыбах, что еще лежали в штреке, сразу же удалось заметить его позвонки, ребра, части черепа. Осматривая с фонарем дно забоя, Константин Иванович увидел еще какие-то кости. Вскоре удалось извлечь из породы остатки гигантского ласта рептилии, имевшего длину около двух метров!..

Можно представить, каких хлопот стоило директору музея доставить каменные глыбы в город; сколько часов проработал он молотком и зубилом, извлекая остатки ящера из прочного каменного «саркофага», осваивая на ходу искусство препаратора; как нелегко было соединить потом вместе все детали скелета, вытянувшегося в длину на шесть с половиной метров!

Но было, наверное, и что-то притягательное в этом труде, что позволяло Журавлеву забывать об усталости, не падать духом при неудачах... Что?.. Постижение тайны?..

Вот обрисовался огромный, вытянутый череп, метровые челюсти которого ощерились десятисантиметровыми зубами... Вот мощный хребет и хвост... Вот гигантские лапы-весла... Присматриваясь к каждому кусочку пароды в том месте, где когда-то был желудок ящера, Константин Иванович обнаружил массу острых когтей-крючочков, которыми когда-то были вооружены щупальца белемнитов. Вероятно, эти головоногие были главной пищей плиозавра... Там же попались зубы акул и детали скелета небольшого ихтиозавра. «Тиран морей» был еще и ловким, быстрым охотником... И рядом – почти целый скелет крупной рыбины, бывшей, как видно, последней добычей ящера.

Скелет плиозавра Журавлева в Пугачевском музее
Скелет плиозавра Журавлева в Пугачевском музее. Карта Волжского моря (юрский период, 150–145 млн. лет назад). Реконструкция плиозавра Журавлева, выполненная А.А. Атучиным.

А гибель его – загадка... Между зубами крепко сжатых челюстей – кости какого-то другого крупного морского пресмыкающегося. Что это – остатки последней жертвы, которую плиозавр не успел разорвать на части и проглотить? Или – часть тела врага, от которого не удалось отбиться самому? И не в этом ли последнем бою потерял ящер оба своих левых ласта?..

Статья К.И. Журавлева о находках костей юрских ящеровНе сохранилось сведений, сколько работал над находкой директор музея. Думаю, что он торопился, так как очень хотел поскорее показать своим землякам ископаемое чудище, что жило на месте заволжских степей 150 миллионов лет тому назад. И потому можно предположить, что где-то в конце 1933 года в одной из комнат музея, находившегося в захолустном городишке Саратовского края, был выставлен для обозрения экспонат, каких в то время не только нигде в нашей стране больше не было, но какие и в мире-то насчитывались единицами и украшали лучшие научные паноптикумы Западной Европы и Америки!

Позже Константин Иванович передал скелет плиозавра в Палеонтологический институт Академии наук СССР, в Москву. Там его описал Н.И. Новожилов, дав ящеру имя Стронгилокротафус иргизенсис, что значит «извлеченный из закругленной могилы, найденный в бассейне реки Большой Иргиз». Думается, что вместо слова «иргизенсис» в названии плиозавра справедливее выглядело бы другое – «журавлеви», как память о нашем земляке, человеке замечательном во многих отношениях. Не будь его, мы скорее всего никогда ничего не узнали бы ни об этом ящере, ни о многих других существах, обитавших в наших краях в конце юрского периода...Ты меня извини, капитан [обращение Д.С. Худякова к юному читателю. – С.Б.], но свой рассказ я закончу не победными восклицательными знаками. И пусть это заставит тебя задуматься.

Статья К.И. Журавлева о находках костей юрских ящеров, опубликованная в «Известиях АН СССР» (1943, написана накануне войны, в мае 1941)

Спустя десять лет, во время которых Константин Иванович и обученные им рабочие рудника спасли от неминуемой гибели остатки двух десятков морских чудовищ, началась война. Потом Журавлев тяжело заболел и в возрасте всего 49 лет умер. Рудник после войны работал еще 11 лет. В поселке тогда появились добротные дома и асфальт, на шахтах – отбойные молотки, мощные моторы, электрический свет, при котором легче было бы заметить остатки древних животных в слоях породы. Но за все 11 лет, во время которых Журавлев уже не мог появляться в Горном, там не было сделано ни одной находки. А ведь там добывался тот же сланец, по-прежнему содержавший кости ископаемых ящеров! Сколько же скелетов ихтиозавров, плиозавров, плезиозавров было разбито и по кускам выброшено за это время вместе с пустой породой? И еще, быть может, таких древних существ, которых никто не видел, а возможно, теперь и никогда не увидит?..

Между прочим, ни в одном музее нашей области так до сих пор и нет экспоната, равного «плиозавру Журавлева»...

Путешествие по берегам морейНикто не интересовался жителями последнего юрского моря и на Озинском сланцевом руднике, работавшем примерно в то же время и разрабатывавшем такие же пласты «горючего камня». Приехавший туда как-то известный московский палеонтолог А.К. Рождественский нашел в отвалах часть черепа. Судя по ней, ящер мог раза в три превосходить того, которого спас в Горном К.И. Журавлев, а может быть, и оказался бы самым крупным из тех, чьи остатки когда-либо людям приходилось находить и в других местах. Однако, как удалось выяснить ученому, незадолго до его приезда остальные части скелета гигантской рептилии были разбиты и за ненадобностью выброшены в отвалы, где и исчезли навсегда под слоями глины...

Не кажется ли тебе, капитан, что будь на Озинском руднике «свой Журавлев», этой печальной истории не случилось бы, а уникальная находка не только прославила бы на весь мир недра нашей Саратовской земли, но и открыла бы нам еще одну из тайн истории нашей планеты?

Обложка книги Д.С. Худякова «Путешествие по берегам морей, которых никто никогда не видел»

Источники:
Худяков Д.С. Путешествие по берегам морей, которых никто никогда не видел / Рис. Д.С. Худякова. – Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1989. – 320 с. – С.113–115.
Нелихов А.Е. Когда Волга была морем. Левиафаны и пилигримы / А.Е. Нелихов, М.С. Архангельский, А.В. Иванов. – М.: Университетская книга, 2018. – 140 с.
Очев В.Г. Памяти Константина Ивановича Журавлева // Вопросы геологии Южного Урала и Поволжья. Вып. 8. Ч.I. / Под ред. Н.С. Морозова, В.А. Гаряинова. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1972. – С.170–173.
Tags: #Поволжье, #Саратов, #краеведение, краеведение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal