geonasledie (geonasledie) wrote,
geonasledie
geonasledie

Categories:

Что же считать памятниками горного дела?

Vestigia semper adora! (Statius)
Чти всегда следы прошлого! (Стаций)

Памятник трудовой славы советских алмазников в Усть-Койве
На фото: памятник в честь трудового подвига геологов, инженеров и рабочих, трудившихся на добыче алмазов в Пермском крае в годы войны. Создан местными краеведами из ковша алмазодобывающей драги, поднятого со дна р.Койвы Ячменевым Николаем Геннадьевичем, мастером спорта по водному туризму. Памятник установлен в пос. Усть-Койва в год 190-летия с открытия уральских алмазов (2019). Фото предоставлено Горнозаводским краеведческим клубом «Родник».

До недавних пор следы горных промыслов рассматривались главным образом в качестве негативных последствий научно-технического прогресса. Общественность, перепуганная мальтузианскими прогнозами Римского клуба, считала обязательной рекультивацию любых земель, где велась добыча ископаемых, с полным уничтожением всяких признаков труда горняков. Лишь в 1963 г. один из основателей промышленной археологии, британский ученый К. Хадсон предложил считать заброшенные шахты и близкие к ним горнодобывающие предприятия промышленными памятниками [13 : 20, 173–175]. Впрочем, никаких мер по их сохранению, изучению и культурному освоению (в т.ч. туристскому) Хадсон не предложил.


В 1960-е – 1970-е гг. развернулась дискуссия о временных рамках промышленной археологии. К. Хадсон полагал, что к индустриальным памятникам следует относить все промышленные объекты, созданные начиная с XVI столетия; А. Рейстрик (A. Raistrick) максимально расширил границы исследований, предложив считать памятниками любые организованные проявления промышленности в прошлом, что в общем-то правильно. Но такой разумный подход лишал исключительности промышленный переворот в Англии. Событие, которому ныне во всех учебниках придается всемирное значение, превращается в один из многих ярких эпизодов в экономической истории человечества. Поэтому научные круги не согласились с такой позицией, напротив, с середины 1970-х гг. возобладала точка зрения Р.А. Бэканена (R.A. Buchanan), который ограничил срок существования промышленных памятников последними 200–250 годами, максимум – периодом от окончания средневековья (англ. post medieval period) [2 : 229; 16 : 1163].

То есть до английской индустриальной революции человечество как бы «не знало» промышленности, и древние рудники, прииски, металлургические производства, солеварни, гипсоломки и прочие хозяйственные объекты вроде бы и не являются промышленными памятниками. Такой ущербный подход негативно сказался на изучении и охраны памятников горного дела. В частности, в Перечне всемирного наследия ЮНЕСКО за 1972 г. объекты горно-геологического наследия полностью отсутствовали [12 : 54]. Впервые указанный Перечень пополнился памятником горных промыслов (на долгое время единственным) только в 1978 г., после внесения в список польской солевой шахты Величка в среднемиоценовых отложениях Карпатских гор [8].

За прошедшие десятилетия ненаучность такого подхода смутила, увы, немногих. В 2002 г. на 24-й ежегодной конференции Группы теоретической археологии в Манчестерском университете (Великобритания) в очередной раз прозвучало, что промышленная археология изучает индустриализацию и индустриальные общества [10 : xi].

Иной подход, более грамотный, отражен Международным комитетом по сохранению индустриального наследия в Нижнетагильской хартии 2003 г., которая допускает возможность изучать «ранние доиндустриальные и протоиндустриальные корни» промышленного переворота [20 : 2]. Однако благие намерения не нашли практического воплощения. Хуже того, начиная с 2005 г. промышленная археология была переименована в социальную археологию индустриализации (М. Невелл) или даже в археологию рабочего класса (Р. Мак-Гвайр, П. Рекнер) [13; 14], поскольку внимание науки сосредотачивается исключительно на эпохе промышленного капитализма [10 : 1167]. Подобная однобокость вынудила некоторых британских специалистов (Timberlake и др. [21]) настаивать на создании особой отрасли знания – археологии горного дела (англ. mining archaeology), специализирующейся на горно-геологических объектах докапиталистического периода Великобритании и Ирландии, в первую очередь на многочисленных и представляющих огромную историческую ценность памятниках эпохи римского владычества.

Как изучать (и охранять) памятники горного дела из других эпох и других стран, «история умалчивает». Проблема усугубляется тем, что остальной научный мир не может не обращать внимания на то, что поет английский кулик на английском болоте. Ведь «международные» организации исповедуют англосаксонскую идеологию и распространяют на всю планету рекомендации, которые в лучшем случае хороши только для Британии, а в худшем – не слишком пригодны для познания и сохранения даже британского наследия в силу идеологической ангажированности тех историков, которым важна не историческая правда, а красивая историческая картинка, отвечающая политическому моменту.

С начала 1990-х гг. под влиянием Конвенции ЮНЕСКО промышленные памятники начинают рассматриваться как объекты промышленного наследия (англ. industrial heritage site) [1; 9], тогда же предпринимаются попытки обособить в их составе памятники горного промысла, которые обозначаются как объекты руднично-карьерного наследия (англ. mine and quarry heritage sites) либо как объекты горного наследия (англ. mining heritage sites, в сокращенной форме – mining sites) [17 : 116; 11 : 73]. В специальной литературе закрепился второй из терминов, в отечественной науке его эквивалентом избран термин «объект горно-индустриального (горно-промышленного) наследия» [7 : 30].

Однако изменения в терминологии фактически не повлияли на выделение объектов горно-промышленного наследия в самостоятельную категорию, удобную для изучения и охраны. Скажем, таковая категория отсутствует среди 18 классов в Тезаурусе типов памятников (Thesaurus of Monument Types), созданном в 1996 г. Королевской комиссией по историческим памятникам Англии для инвентаризации и паспортизации памятников истории и культуры [18]. Хотя Тезаурус используется работы с базами данных, включающими около миллиона объектов [15 : 181]. Объекты горно-промышленного наследия в Тезаурусе рассованы по разным группам: каменноугольные шахты, разработки торфа и нефтяные скважины внесены в подкласс «Объекты производства топлив» (англ. fuel production sites), наравне с горнозаводскими хозяйствами для углежжения, хотя древесный уголь не является минеральным сырьем; прочие шахты, а также карьеры, каменоломни и прииски, связанные с добычей негорючих и неметаллических ископаемых (мел, известняк, глина, графит, гипс, соль и др.) занесены в подкласс «Объекты добычи минерального сырья» (англ. mineral extraction sites).

А вот подкласс «Объекты горной промышленности» (англ. mining industry sites) вобрал в себя преимущественно рудники и копи по добыче металлических руд. Впрочем попали в него по каким-то непонятным причинам и некоторые промыслы по добыче неметаллических полезных ископаемых, дублирующие объекты предыдущего подкласса (графит, гипс, глина и т.д.). При этом медные, свинцовые, серебряные рудники и золотые копи, действовавшие при металлургических и аффинажных заводах отчасти дублируются внесением в подкласс «Объекты металлургии» (англ. metal industry sites).

Новая попытка придать самостоятельность памятникам горного дела предпринята в нашей стране в 1981 г., когда Л.А. Потемкин на страницах журнала «Советская геология» [4 : 125] предложил считать историко-геологическими, или горно-геологическими памятниками любые «памятники открытий богатств земных недр и истории горного промысла», а именно: древние копи, памятные знаки на местности первооткрывателям крупнейших месторождений полезных ископаемых, мемориальные глыбы ископаемых богатств, вышки буровых скважин, первыми давших нефть или газ. В 1982 г. К.Г. Пысин развил идею Л.А. Потемкина, предложив относить к свидетельствам истории горного дела старые копи, вышки буровых скважин, при помощи которых впервые в данном регионе были получены нефть или газ, памятные знаки на местности, оставленные первооткрывателями крупнейших месторождений, мемориальные глыбы полезных ископаемых [5 : 14].

В 1993 г. коллектив ВСЕГЕИ под руководством А.В. Лапо на основании решений I Международного симпозиума по охране геологического наследия (Франция, 1991) подготовил классификацию уникальных геологических объектов [3], в которой выделен историко-горногеологический тип памятников природы, подразделяемый на подтипы: а) памятники истории геологической науки (геологической мысли); б) памятники истории горного дела, которые являются памятниками не только природы, но и техники.

Каноническая классификация А.В. Лапо с тех пор многократно перерабатывалась и дополнялась, в том числе обогащалось и развивалось собственно понятие памятников истории горного дела. Из последних наиболее примечательных дополнений к классификации А.В. Лапо следует назвать предложение Д.А. Рубана (2013) признать объектами горно-геологического наследия предметы искусства, изготовленные с использованием уникальных минеральных образцов и подлежащие охране [6].

Любопытно, что сходным путем пошли бразильские ученые, разработавшие собственную классификацию уникальных геологических объектов, в которой выделяются 9 типов, среди них – объекты (или памятники) истории геологии и горного дела (порт. sítios (marcos) da história da geologia e da mineração) [19 : 501–530]. Эта группа памятников объединяет значимые для истории, археологии и геологии копи, рудники, шахты, карьеры, а также геологические образования, изучение которых существенно продвинуло вперед познание недр Бразилии или связано с именами видных ученых. Пример – утес Дарвина, сложенная песчаником скала на пляже Жаконе (штат Рио-де-Жанейро), первое геологическое описание которой сделал 9 апреля 1832 г. Чарльз Дарвин [22 : 143].

Комплексный подход, принятый в отечественной и бразильской науке, представляется наиболее продуктивным для целей сохранения горно-геологического наследия и его краеведческой популяризации, хотя при этом имеется риск размытия предмета исследований.

Источники:
1. Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия // Акты 17-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО. Резолюции. Рекомендации. В 4-х тт. Т.1. – Париж, 17 октября – 21 ноября 1972 г. – Imprimerie Orientaliste, Louvain. 1973. – С. 146–158 (на русс. яз.).
2. Курлаев Е.А. Металлургические заводы Среднего Урала XVII – начала XVIII вв. (предварительные итоги исследования памятников промышленной археологии) // Памятники древней культуры Урала и Западной Сибири. – М.: Наука, 1993. – С.223–234.
3. Лапо А.В. Методические основы изучения геологических памятников природы России / А.В. Лапо, В.И. Давыдов, Н.Г. Пашкевич, В.В. Петров, М.С. Вдовец // Стратиграфия. Геологическая корреляция. – 1993. №6. Т.1. – С.75–83.
4. Потемкин Л.А. Полнее сохранить геологические памятники природы // Советская геология. – 1981. №10. – С.121–126.
5. Пысин К.Г. О памятниках природы России. – М.: Сов. Россия, 1982. 176 с.
6. Рубан Д.А. Концептуальный анализ многообразия объектов геологического наследия магматического типа // Вестник Томского гос. ун-та. – 2013. №372. – С.193–196.
7. Шеков В.А. Роль объектов геологического и горно-индустриального наследия в экономике Карелии / В.А. Шеков // Геологическое и горно-индустриальное наследие в развитии экономики регионов. Отв. ред. В.А. Шеков. – Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2016. – С. 30–42.
8. Alexandrowicz, Z. (ed.) (2000) Crystal Caves in the Wieliczka Salt Mine. Stud. Nat. 46:1–205.
9. Alfrey, J., Putnam, T. (1992) The Industrial Heritage: Managing Resources and Uses. London: Routledge. 340 pp.
10. Casella, E.C., Symonds, J. (2005) Introduction. In: Casella, E.C., Symonds, J. (eds.) Industrial Archaeology: Future Directions. Springer Science+Business Media, Inc. New York, NY. xi–xiii.
11. Frew, E. (2011) Transforming working mines into tourist attractions. Conceptual and practical considerations. In: Conlin, M.V., Jolliffe, L. (eds.) Mining heritage and tourism. Routledge: New York, NY. 72–83.
12. Hose, T.A. (2008) Towards a history of geotourism: definitions, antecedents and the future. In: Burek, C.V., Prosser, C.D. (eds.) The History of Geoconservation. The Geological Society, London, Special Publications. 37–60.
13. Hudson, K. (2015) Industrial Archaeology. An Introduction. Routledge: New York, NY. 183 pp.
14. McGuire, R.H., Reckner, P. (2005) Building a Working-Class Archaeology: The Colorado Coal Field War Project. Casella, E.C., Symonds, J. (eds.) Industrial Archaeology: Future Directions. Springer Science+Business Media, Inc. New York, NY. 217–242.
15. Nevell, M. (2005) The Social Archaeology of Industrialisation: The Example of Manchester During the 17th and 18th Centuries. In: Casella, E.C., Symonds, J. (eds.) Industrial Archaeology: Future Directions. Springer Science+Business Media, Inc. New York, NY. 177–204.
16. Palmer, M. (1999) The Archaeology of Industrialization. In: Barker, G. (ed.) Companion Encyclopaedia of Archaeology. Routledge: New York, NY. 1160–1197.
17. Palmer, M., Neaverson, P. (1999) Industrial Archaeology. Principles and practice. Routledge: New York, NY. 180 pp.
18. RCHME (1998). Thesaurus of Monument Types: A Standard for Use in Archaeological and Architectural Records. 2nd ed. Swindon: RCHME.
19. Schobbenhaus, C., Almeida Campos, D. de et al. (eds.) (2002) Comissão brasileira de sítios geológicos e paleobiológicos (SIGEP). Vol.I. Brasília: Departamento Nacional de Produção Mineral (DNPM). 554 pp.
20. The Nizhny Tagil Charter for the Industrial Heritage. The International Committee for the Conservation of the Industrial Heritage (TICCIH). 17 July, 2003. 6 pp.
21. Timberlake, S. (2003) Early Mining Research in Britain: The developments of the last ten years. In: Graddock, P.T., Lang, J. (eds.) Mining and Metal Production: Through The Ages. London: The Trustees of the British Museum, 21–42.
22. Winge, M. et al. (eds.) Sítios geológicos e paleontológicos do Brasil. Vol. III. – Brasília: CPRM, 2013. 332 p.
Tags: #геология, #ископаемые, #наследие, #наука, #памятники, #промыслы, история горного дела
Subscribe

Posts from This Journal “история горного дела” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Posts from This Journal “история горного дела” Tag